Меню
12+

«Знамя труда». Общественно-политическая газета Каратузского района

25.11.2016 13:28 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 48 от 25.11.2016 г.

Жить ожиданием чуда

Автор: Елена Крюкова
корреспондент

Валерий Денисович, Любовь Ивановна Чернышовы и Маркиз

Красавец­кот постучал в окно лапкой, его впустили, и он, прогулявшись по большой светлой квартире, улегся на диване рядом с хозяином.

И неподдельная нежность в глазах человека говорила о том, что вот это черно­рыже­белое существо очень дорого и близко. Маркиз, а именно так зовут пушистое создание, опровергает утверждение, что  трехцветными бывают только кошки. Он пришел  в  дом вопреки желанию хозяев

и … остался.  И сейчас, ласково поглаживая  друга, Валерий Денисович Чернышов вспоминает прошлое.

время познавать мир

 

Далекий 1946 год. Большая семья переезжает из Иланска в Каратузское. Родители и 11 детей. Валерию девять месяцев от роду, он из двойни, более слабый здоровьем, чем брат, но в дороге не сберегут второго мальчика, а он выживет. И пойдет по жизни ярко, словно за двоих. Во всем, за что бы ни брался, – активист, семьянин, рационализатор, во всех сферах только в числе лучших. Но все будет позже.

А в 46­м семья сняла крохотный домик и обосновалась здесь. Отца в наш район переманил дядя, председатель исполкома, устроил его на работу мастером­краснодеревщиком. После глава семейства станет начальником цехов по изготовлению мебели. Чуть позже они переедут в полуподвальное помещение конторы и станут делить его со ссыльными прибалтами, на половине которых располагалась сапожная мастерская и репетировал духовой оркестр. У Чернышовых – полати вдоль стен да стол. Трудно, но справлялись. Воспоминаний у  моего героя плохих нет, ведь детство – это пора, когда не задумываются о жизненных проблемах, надо познавать мир во всем многообразии.

Школа. Учеба – это одно, а вот быть нужным, полезным и значимым в обществе – это иное. В то время умели растить граждан, любящих свое Отечество. Октябренок, пионер, комсомолец. Субботники, тимуровцы, дружины, отряды. И пусть сегодня говорят – круговая порука, никто еще не доказал, что когда каждый за себя – лучше. Валерий, как и все дети того времени, понимал, что вместе – сильнее. Что активная позиция – это настоящие увлечения и совсем иной мир. Потому с удовольствием занимался всем.

Время шло, старшие дети уже разъехались и строили собственные судьбы. После Валерия в семье родилась еще одна девочка Алла, вот они вдвоем и оставались под родительским крылом. Семья жила уже в маленьком, но собственном домике.

– Уже не знаю, почему так вышло, – улыбаясь, говорит Валерий Денисович, – но мне на душу легла техника. Отец и мама всегда работали с деревом, побаивались железных механизмов, а меня просто манило это. Первым во дворе появился велосипед. Сложно сказать, на какое количество раз я его перебрал и модернизировал, каждый раз по­новому – то колесо дополнительное, то моторчик. Ребята меня поймут. А потом купили мопед. Я до сей поры помню, как отец отмахивался от предложения прокатить: «Мой дед скрипа тележного колеса боялся. А ты меня на мопеде катать вздумал».

Любовь, комсомол

и весна

 

Увлечение определило выбор профессии. После школы Чернышов поступает в красноярское техническое училище. Нужно заметить, что программа там была очень серьезная, уровень едва ли ниже технических вузов. Чертежи, сопромат, освоили все виды станков. Практику проходили на комбайновом заводе.

– Меня как молодого специалиста оценили буквально с первых дней, показательным можно считать тот факт, что допустили работать в третью смену. А она – только для избранных. Это было время, когда страна усиленно работала на оборонку. В определенный час – третью смену – завод переключался на иную продукцию. Ночью цеха жили особой атмосферой. Все, что изготавливали, вывозили до рассвета. А утром на конвейерах красовалась мирная продукция.

Кроме того, в то время приезжали «сваты» – отбирали претендентов для поступления в военные училища. Туда мечтали попасть все, но было требование: стаж работы – три года, а меня по рекомендации мастера, в обход правил, допустили к экзаменам на поступление в танковое училище. Я сдал все успешно и собирался в сентябре ехать на учебу, но обстоятельства сложились так, что пришлось отказаться. Мама тяжело заболела. Через полгода ее не стало. Так, по воле случая, остался здесь.

Специалист высокого уровня, Валерий Денисович без труда устроился работать в сельхозтехнику. Множество идей, новаторство. Когда труд в радость, то и не замечаешь усталости. А вечером, после работы, начиналась иная жизнь. Вернее будет сказать, что эта другая страсть родилась еще в старших классах школы и оставалась с ним долгие годы. Театр. Тогда в Каратузе действовал народный театр, молодежь с огромным удовольствием участвовала в постановках. Только основной состав насчитывал 25 человек, а кроме этого еще и дублеры, техническая служба.

– Там, где сейчас парк «Лидер», рядом с церковью, был клуб. В нем и собирались вечерами и взрослые, и подростки. Меня всегда тянуло к творчеству, пока учился в городе научился играть на бас­трубе, выступал в составе духового оркестра. А тут – сцена, она манила к себе.

Любовь к театру подарила Чернышову встречу с его судьбой. Шел спектакль «Свидание под черемухой», и главную роль играла Любовь. Как оказалось, именно его любовь, огромная, на всю жизнь. Они, кстати, были уже знакомы заочно. Тогда не было телефонов и смсок, а были письма. Ровные строчки на листочках. В одной комнате с Валерием в общежитии училища жил друг и земляк Николай Рыжков, он переписывался с одноклассницей, а так как не особо это занятие ему было по нраву, то поручил это Чернышову, который с удовольствием писал письма в родное село незнакомой девушке, подписываясь чужим именем. Все это выяснилось после первых свиданий. Ведь уже с того спектакля он пошел провожать Любовь до дома.

– Она была необыкновенной. Красавица, нарядная, смешливая, искренняя. Одна ее прическа чего стоила. Представляете, мерзнешь на улице под окном, а она у зеркала – начесы да укладки. А выйдет, дыхание перебивало. У меня рост 176, а она со своей прической да на каблуках выше получалась. Даже немного смущало это. И, поверьте, сколько бы ни прошло дней, моя Люба по­прежнему самая красивая и лучшая. На всю жизнь выбрал, единственную.

Три года встреч. Общие увлечения, понимание и забота друг о друге. Люба училась в Кызыле, приезжала редко, а в промежутках между свиданиями летели письма. И вот в ноябре 1969 года – свадьба. Молодая жена практически сразу уехала на защиту диплома, вернулась домой к весне.

Почти полвека вместе. И никогда, ни единого дня никто из них не пожалел о сделанном однажды выборе.

– Как­то раньше все было по­другому, – вспоминает Любовь Ивановна, – стремление у всех. Мы учились. Вечерняя школа тогда насчитывала едва ли не больше учеников, чем обычная средняя. Комсомол. Сегодня говорят, что это была уравниловка и обязаловка. Все совсем не так. У нас была единая цель и смысл.

Художественная самодеятельность, активная работа, организовывались и вместе строили, чистили, помогали, и не считали это чем­то особенным. Это нынче о каждой мелочи как о великих делах рассказывают. У нас была, получается, правильная гражданская позиция, как модно говорить сейчас. Тогда – обычное дело и никакими «подвигами» не называлось. Помнятся наши вечера отдыха. Приятные встречи, беседы, концерты, танцы. Были ведь и буфеты в клубе, но не припомню драк или безобразий. Агитбригады, выездные мероприятия. Жизнь просто кипела, некогда о глупостях думать.

Конечно, когда сложилась семья и родилась дочь, мы уже не могли позволить себе уходить вечерами из дома. Но все же иногда потанцевать ходили. И тогда, и сейчас мы всегда в гуще творческих событий Каратуза, и пусть сегодня уже как зрители, но все равно не устаем вдохновляться.

 

как молоды мы были

 

Время ничто не остановит. И уже в воспоминания ушли все маленькие победы, как и те предприятия, которыми гордились. Гидролизный цех. Именно Чернышов стоял у истоков единственного во всем крае цеха. Идея и весь цикл работ по организации, отработка технологических процессов – это все дело рук нескольких молодых новаторов. После этого активиста и руководителя комсомольской организации предприятия пригласят работать в райком. Целых два года Валерий Денисович будет в числе чиновников. Вернее сказать, выдержит всего два года, а потом уйдет обратно – душно в кабинетах, на производстве есть куда приложить и руки, и силу, и фантазию.

– Знаете, наше прошлое – замечательное. Конечно, не без перекосов, было время и за Есенина могли в ссылку отправить, но ведь мы все равно его читали и могли обсуждать. Не скажу за всех, но я всегда делал, говорил и поступал так, как позволяла мне совесть. И все же мы были другими. А сейчас… грустно смотреть. Нет того, во имя чего работали, чем дорожили. Мы строили будущее. Вот смотрю на памятник павшим воинам и горжусь. Ведь это и мое детище. Вспоминаю добрым словом художника­самоучку Юрия Горшкова, он еще и артистом был, и поэтом, и это по его руками выточенным формам отливали памятник.

 Дома редко выходные проводили, работали на руководящих должностях с супругой, двое детей, а практически постоянно выезжали куда­то. Коллективом – в горы, на природу. Такая мотивация особая была – неделю работаем от души, а в пятницу вечером на машине или автобусе дружно все с палатками в красивейшие места.

Что такое настоящая дружба, мы знаем. Горько сейчас от того, что близкие люди уходят. Так не хватает милых встреч и посиделок, бесед и радостей общих. Дорожим и бережем тех, кто еще рядом. Чем старше становишься, тем больше ценишь каждую радостную минуту.

 

Счастье нашего дома

 

Выросли и разъехались дети. Мы сейчас выглядываем во двор и вспоминаем, как заселялась много лет назад эта улочка. Сколько детей было, в каждой квартире. Они дружной стайкой бегали здесь. Два поколения ребятни выросли. У нас уже и внуки взрослые. Сегодня тихо, только летом съезжаются наши дети на каникулы. Но в нашей семье пополнение, и опять вернулась молодость. Не успели погоревать, что все реже появляются в доме взрослые внуки и дети, как сын подарил нам еще двоих малышей. И, поверьте, нет большего счастья, чем держать за ручонку полуторагодовалого внука и любоваться ослепительной улыбкой крошечной внучки. Вот она – наша новая юность. Некогда нам стареть. Нам этим малышам помогать нужно. И пока звучит в нашем доме детский смех, мы живы. Пусть он не умолкает никогда. Мы и третье поколение с удовольствием нянчить будем.

Маркиз потянулся, мурлыкнул и отправился с инспекцией по квартире. Улыбнулся хозяин: «У нас очень долго жили кошки. Потом не стало. Переживали сильно. Решили больше не заводить. А потом появился вот этот красавец, ободранный, больной. Пару дней прожил на улице, не хотели впускать, думали, привяжемся, а потом опять переживать. Но он оказался стойким. Как говорят, счастье упорно лезло в дом. Мы сдались. И вот он, наш друг и член семьи. Умнейшее создание. Наверное, нужно просто понимать, что на смену грусти всегда придет что­то радостное, и жить ожиданием чуда.»

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

18