Меню
12+

«Знамя труда». Общественно-политическая газета Каратузского района

30.05.2016 08:52 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 22 от 27.05.2016 г.

Сдаваться не с руки

Автор: Елена Филатова
корреспондент

Мария Яковлевна Тюнина

Крайний домик старой улицы. Полянка у ворот заросла зеленью, все чистенько, аккуратно прибрано у усадьбы, во дворе. А сам дом встречает гостей разноцветьем – яркие шторки, кружочки­коврики, салфеточки – все сделано руками хозяйки с любовью и душой, оттого  и несет в себе тепло и уют, особую атмосферу дома, в котором живут люди с добротой в сердце.

Это дом Петра Степановича и Марии Яковлевны Тюниных. Хозяин гостей уже не встречает, совсем свалила болезнь с ног. А вот Мария Яковлевна, красивая, улыбающаяся, ясноглазая женщина, вышла за калитку.

Давно это было… Бегали по улицам родного села ребятишки военные да послевоенные. Босоногие, кое­как одетые, но счастливые. И не важно, что еще ни на столах, ни в шкафах ничего не было, главное, что война ушла в прошлое, высохли все слезы и впереди была новая жизнь.

Петр Тюнин, один из пятерых сыновей в семье, родился в 1942 году. Войны не помнит – совсем мал был. А Мария и вовсе дитя 1951 года, пока подросла, в стране многое по­другому стало. Многое, но не все – крестьянский быт и труд оставались прежними – до зари успеть с хозяйством, что во дворе держали, управиться, там – работа до темна, и все по кругу. С малолетства в этот круг и ребята втягивались. Были тогда бригады молодежные – собирались подростки и – на сенокос. В 12 лет уже колхозный табак пололи да убирали. Дел и для детей на бескрайних полях хватало.

Петр после пятого класса уехал в Минусинск, на курсы трактористов, окончил и домой, в колхоз, работать. Три года на полях и в армию отправился. Уже после того, как отслужил, школу водителей прошел и снова в Моторское приехал, теперь уже навсегда. В хозяйствах особо не спрашивали, кем да где работать желаешь, есть нужда – иди на трактор, время пришло – за штурвал комбайна, а нет – так в пять утра собрать доярок и на ферму доставить.

Тюнин успевал везде. Передовик и победитель жатв, в качестве поощрения однажды получил талон на покупку мотоцикла, а  чуть позже – легкового автомобиля. Множество грамот и благодарностей. 

Мария не отставала. Сразу после окончания восьмилетки начала трудовую деятельность в детском саду нянечкой, потом заведовала клубом, а в 1971 году пришла работать на каратузский маслозавод, филиал которого располагался в Моторском. Принимали молоко из Таловки и Ширыштыка, со всех ферм моторского совхоза, обеих Буланок и Арсапки. Перерабатывали, пастеризовали,  охлаждали и отправляли в Каратузское, Шушенское, Абакан. В 1973 году завод передали в моторский совхоз, он переименовался в пункт приема, и Мария Тюнина стала там заведующей.

– В районе тогда бруцеллез КРС распространился, – вспоминает М.Я. Тюнина. – Молоко от больных коров необходимо было подвергать особой обработке. Вот этим и занимались. Зимой лед на реке готовили, стаскивали в погреб, чтобы летом молоко охлаждать. По 30 носилок иной раз вдвоем с напарницей перетаскивали.

И никуда не деться, продукт должен быть высокого качества, если кислотность выше – убытки предприятию, а за это никто по голове не погладит. Мария Яковлевна сама всегда следила за качеством, кроме того, что заведовала пунктом, трудилась на нем как разнорабочая, так еще и лабораторные анализы все самостоятельно делала.

А если уж с хозяйства молоко с кислинкой привезут, тогда настраивали сепаратор и перегоняли на сливки, их кипятили и уже потом охлаждали в огромной емкости с водой, в которую лед и таскали. За смену принимали и перерабатывали до 18 тонн молока.  Иной раз машина с города придет, а на пункте то света нет, то мотор полетел. Вот и брались две женщины за погрузку – 60 фляг: они снизу подают, в кузове водитель принимает. Уволилась Мария Яковлевна в 2006 году. До последнего вставала на рассвете, доила своих коров, кормила всех и к восьми утра – уже на месте. Не счесть грамот и премий, полученных ею за труд. Она ветеран Красноярского края.

Промелькнула жизнь, не вернешь, не отсчитаешь дни обратно. Босоногое детство, школа. Первые посиделки да под гармонь танцы. И того не успела толком. Только подросла, как просватали ее.

– Тогда никто особо не спрашивал: любовь там у нас или нет? Петр меня всего с неделю домой и провожал. Конечно, мы все друг друга в селе знали, но чтобы вот так уж романтично, не случилось у меня. Муж старше на девять лет, он уже взрослый совсем был, а мне всего 17 исполнилось. А просватали, и пошла замуж. Забрал меня в свой дом. Свекор, свекровь и мы вдвоем. Сложно было, тут не поспорю, пришлось приноравливаться, куда денешься. Не принято было тогда разводы устраивать. Сошлись, семьей назвались, дети появились – все, твое дело женское – беречь очаг. Сын Вячеслав родился, потом Галина.  Родители мужа ушли один за другим, когда старшенький наш только в школу собирался, а дочери три года исполнилось. Сложно пришлось, как бы там ни было, а за ними приглядывали, пока мы на работе. Потом пришлось Галю и одну дома оставлять. Бегу на работу, накажу ей не лезть никуда, она, вроде, и послушная была, а у меня душа не на месте, бегом домой обратно, а моя «хозяюшка» курочек кормить любила – насыплет зерна по двору от души. А с собой брать тоже опасно, напарница как­то своего малыша взяла, а он травмировался там сильно. И так боязно, и этак страшно. Сейчас, конечно, понимаю, что рисковала очень. Но выхода не было. Петр доярок возил, утром да, считай, с обеда дома нет его,  иной раз брал ребят с собой, но не всегда получалось. Я на работе до полночи могла задержаться, пока все молоко не приберешь, куда пойдешь.

Вот 48 лет прожили, дети уже давно взрослые, внуки выросли. Чтобы вот таких ярких событий в жизни, и не припомнится.  Всякое было – ссорились, мирились. Куда без этого.  И прощать приходилось, и понимать, ну, рассержусь, помолчу пару дней, а деваться некуда, разговаривать начнешь. Так и прожили.  Петр совсем разболелся. Сначала зрение потерял: глаукома. С операцией не успели. А теперь вот еще диагноз страшнее поставили. Лежит практически, но еще пытается мне помочь хоть как­то, переодеваю, мою, так еще держаться пытается. Лекарства дорогие и памперсы за свой счет покупаю, куда денешься. Ему сейчас только и покой от укола до укола.

Дети выросли. Дочь замуж вышла, хоть и против я была, учиться заставляла, а она на своем настояла. Тоже не первый десяток лет живут, хозяйство держат большое, работают. Мне помогают. Сын у меня в Афганистане служил, как вспомню эти полтора года без сна, я ведь сразу знала, первое письмо как пришло после учебки, куда попал, так и не находила я себе покоя, пока не вернулся. Через год женился. Работает водителем. Стараюсь не лезть в семьи своих детей, не учу жизни, сами взрослые. Может, потому и отношения между нами всеми вполне теплые сохранились.

Было время, три огорода сажали да еще и на пашне земли прихватывали. Хозяйства полон двор, по две коровы держали. А теперь вот пусто все. Даже ту землю, что на усадьбе есть, целиком не использую. Из живности – собака да кот. Все меняется. Хотя вот иные привычки со мной с молодости остались – зимой на лыжах хожу до мосточка на Заломную и обратно, дальше­то побаиваюсь. Летом лучший друг – велосипед, живем­то на выселках, в магазин или по делам на нем езжу. Друзей много осталось, я со всеми коллегами сохранила добрые отношения. Так что поговорить о жизни нашей, вспомнить да всплакнуть  иль посмеяться иной раз, всегда есть с кем.  Зимой кружки вяжу, уже всех одарила: и детей, и внуков. Пироги печь люблю. Наделаю побольше и тоже на всех делю. И внукам сумки в город собираем, отправляем. А уж когда внучка приезжает, так мы с ней вместе такие разносолы готовим, пальчики оближешь. Вдвоем всегда веселее.

На полу в их доме и правда разноцветье. Заплетает долгими вечерами нитки в узоры. Замыкает круг. Вспоминает дни, что пролетели, может, грустит когда, а иной раз и улыбка осветит лицо. Сильная и открытая, сохранившая свою красоту женщина, не привычная сдаваться трудностям и проблемам. Еще много планов на будущее, еще столько сделать нужно. Бесконечна нить бытия, не время еще завершать. 

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

61