Меню
12+

«Знамя труда». Общественно-политическая газета Каратузского района

03.11.2017 09:05 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 44 от 03.11.2017 г.

История не знает слова «если»

Автор: Татьяна Меньшикова
корреспондент

7 ноября (25 октября по старому стилю) 2017 года исполняется 100 лет с начала Октябрьской революции 1917 года. Это часть нашей истории, про которую нельзя забывать. Невозможно отрицать тот факт, что она изменила путь исторического развития России и оказала влияние на жизнь всей планеты. Октябрьская социалистическая революция стала переходом России в новое качество – переходом трудным, болезненным, жертвенным, но немаловажным. Тесное сплочение народов в единый Союз диктовалось, прежде всего, необходимостью совместными усилиями преодолеть экономическую разруху, доставшуюся России от двух войн, восстановить народное хозяйство, улучшить условия жизни трудящихся, укрепить обороноспособность государства.

Более 70 лет этот «красный день календаря» был главным праздником в нашей стране. Большую часть ХХ века миллионы наших сограждан в трех поколениях праздновали 7 ноября — День Великой Октябрьской социалистической революции.

Хотя первые лет 10 сами герои этих событий зачастую называли революцию «октябрьским переворотом». Подобным же образом, причем с подчеркнуто негативным оттенком, именуют эти события и последние два десятилетия. Годовщина Великой Октябрьской социалистической революции впервые была отпразднована в 1918 году, а выходным стала с 1927 года. С 7 ноября 1991 года государственное празднование не проводилось, однако сам день 7 ноября оставался выходным вплоть до 2005 года. Одним словом, праздник ушел в прошлое вместе со страной – СССР, хотя в Беларуси и поныне этот день – официальный государственный праздник и выходной.

О революции 1917 года в России рассуждает генерал­майор в отставке, обладатель почетного знака «За заслуги перед Каратузским районом» В.П. Золотухин:

необратимый исторический процесс

– Революция 1917 года – это исторический процесс, который остановить уже было невозможно. От личностей зависело только ее развитие на одном из этапов. Революции бывают различные, но само понятие в данном случае социальная – отказ от старого исторически сложившегося формата и переход к новому обществу.

Наша революция, которую сейчас называют и переворотом, назревала не один день. В начале 20 века изменился мир. Война 1914 года сильно ударила по экономике России, крестьяне (а Россия была аграрной страной) все призваны на фронт. Воевать было нечем, солдаты не видели цели этой войны. Это деморализовало армию. Поднялся народ, впервые появилась новая система управления – Советы. Причем Советы взяли власть во многих крупных городах страны.

Я родился в 40­х годах, когда уже советское общество сложилось, уклад уже был социалистический. Поколение моих родителей – ровесники революции. И мать, и отец с 1898 года. Мать с хутора Ягодного, фамилия у нее была Блянчикова, вышла замуж за Золотухина. А Золотухины жили в Сагайском, село зажиточное, переселенческое (в Сагайском и Черемушке Золотухины с 1802 года). Каратуз – казачий, всегда были распри между этими селами, в том числе и из­за земли, покосов. События самой революции прошли в наших местах малозаметно. Но когда в край пришел Колчак и начали призывать в армию мужиков, молодая советская власть была свергнута. Отец рассказывал, что был свидетелем событий, когда в Сагайском созвали сход, чтобы призвать мужчин в белогвардейскую армию. Это была зима, выходной день. Добровольцев не оказалось, начали вызывать по списку. Один из названных публично отказался идти в армию Колчака и пошел домой. На команду «Стой» он не среагировал, в него выстрелили, попали в плечо. К упавшему подошел казак и выстрелил второй раз – смертельный. Шум, гам. Через несколько дней призвали и отца, он попал служить в Иркутск, в полк. Когда колчаковские эшелоны начали отходить, полк восстал и заблокировал вокзал, отец был ранен. Пока лечился в лазарете, полк расформировали, и солдаты вернулись домой.

Начинать всегда трудно

А что же советская власть, как жилось при ней? Гражданская во­йна длилась до 1922 года. Все это долго. Сейчас обвиняют, что советская власть была жестокой. А если ты взял власть, как ее удержать? Другое дело, какие методы и формы применялись для этого. Как вот сейчас американцы, украинцы говорят о Великой Отечественной войне, а ты попробуй докажи, что это было так. Мы это событие воспринимаем так, они – по­другому. Тем не менее жизнь в первые годы советской власти была нелегкой: продналог, продразверстка, военный коммунизм. К власти пришли новые люди, которые до этого никогда не управляли не то что государством, даже губернией. Начинается индустриализация: люд из села пошел в город, деревня начинает истощаться кадрами. Остаются женщины, дети, старики.

Вот взять нашу семью. В Сагайском жили четыре брата и сестра Золотухины: в одном дворе четыре дома. Когда пошла коллективизация, люди предупредили, что завтра имущество придут описывать (не раскулачивать). Поэтому мой отец и его брат в ночь ушли из села в Ольховку, нынешний Артемовск, на заработки. Дело было к весне. Жены с детьми остались в Сагайском, разделили хозяйство на 4 семьи и оказались в числе бедняков. Мужья вернулись без заработка. Мой отец решил уехать в совхоз, братья: один умер, один уехал в город, третий остался в Сагайском.

Возможность работать и учиться

Наша семья приехала в моторский совхоз, куда в то время входили Таловка, Шилова, и строилась Красная Поляна, где я родился. Семья к этому времени состояла из шести человек, младшая родилась уже после Великой Отечественной войны. Отец воевал и старший брат воевал. Оба раненые, но вернулись кормильцы в семью. Родители работали в моторском совхозе. Только на Красной Поляне (ферма №1) было три дойных гурта (гурт около ста голов), два гурта молодняка, телятник, конный двор – свыше ста лошадей, свинарник и птицеферма. Все это хозяйство обслуживало около 40 рабочих, при том что не было электричества и источник воды – в километре от пригонов.

Революция позволила и рабочим, и крестьянам получать образование. Дорога была открыта, кто хотел, тот учился. Разве я, сын крестьянина, смог бы окончить военное училище и сделать карьеру военного, если бы не было революции?

Сейчас демократии нет, этики нет, культуры нет. Телевидение неприятно слушать, деньги на первом месте, на втором – секс. На журнале «Приусадебное хозяйство» написано 12+, что, детям до 12 лет в огород ходить нельзя? Что плохого было в том, что ребята работали на пришкольных участках, убирали классы. А теперь пытаются это восстановить, а связь поколений уже прервана. Как поколение, не наученное этому, научит своих детей? Детей везде сопровождают. Если бы нас родители так контролировали, то мы бы с голода умерли. Весна в деревне в годы моего детства – самый голодный сезон, когда картофель уже закончился, оставалась одна кислая капуста. И мы, ребятня, в том числе и сосланные эстонцы, с утра уходили в лес, зорили гнезда сорок, ворон, галок, выпивали яйца, жарили галчат, с ружьем ходили. Мне ружье отец вручил в 12 лет – берданка выше меня, среляли рублеными гвоздями. Ловили сусликов, меняли их на патроны. Потом начинались черемша, щавель, кудрявчики, медуницы. Мы все это ели, собирая по окрестным лесам и полям, на несколько километров от деревни уходили. Обувь берегли, разувались и по­суворовски ходили по болоту, рвали клюкву. Прошел кинофильм «Тарзан», мы прыгали по березам, кричали громче Тарзана. Прыгали над пнями, к счастью, никто не изувечился.

Я своих взглядов не менял, был коммунистом, им и остаюсь. Ведь живы люди, которые выросли в советское время, прожили в СССР большую часть своей жизни. Так зачем это время «пинать», зачем говорить ветеранам, что они не так и не за то воевали. А ты пойди и повоюй, а потом рассуждай.

А другая власть избежала бы ошибок?

Мы никогда не узнаем, что стало бы с Россией, если бы не произошла Октябрьская социалистическая революция. Но мы знаем, что принесли России коммунисты, марксисты, троцкисты, меньшевики, эсеры, большевики и прочие.

Да, среди них были разные люди. Между ними были споры, была борьба, перед ними стояли сложные задачи, у них было много врагов, внутренних и внешних. В итоге пролилось немало крови, пострадало немало людей, которые не должны были пострадать. Но смогли бы мы сами лучше разобраться в ситуации и принять более правильные решения, окажись на месте руководства молодой советской республики? Возможно ли было без индустриализации, коллективизации, ликвидации безграмотности мобилизовать экономику страны и весь народ на разгром фашистской Германии и освобождение Родины и Европы от фашизма?

Покажите государство, которое строилось без ошибок, без несправедливо осужденных, без жертв! На протяжении веков монархи казнили или отправляли в монастыри членов своих семей, чем это было лучше? Была ли бескровной французская революция или история Германии, Испании в первой половине 20­го века?

Говорить, что советская власть в первые 20 лет была более жестокой, кровавой и деспотичной, чем власти других европейских государств, могут лишь те, кто не знает историю или пытается преднамеренно исказить ее.

Отрицать ошибки и трагичные эпизоды ранней советской истории — глупо; но еще глупее – утверждать, что другая власть избежала бы ошибок, войн и репрессий. А вот смогла бы другая власть добиться тех же успехов, которых добилась советская власть за 70 лет?

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

12