Меню
12+

«Знамя труда». Общественно-политическая газета Каратузского района

27.11.2020 11:21 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 48 от 27.11.2020 г.

Мамы бывают разные

Автор: Амалия Александрова
корреспондент

Материнство – счастье. Радость от того, что на свет появился новый человек, которому отдашь свою любовь и заботу, ради него сделаешь невозможное. А момент, когда тебя обнимает маленькими ручками, а на ухо ласково говорит «Мамочка, я тебя люблю»…

К сожалению, не все женщины воспринимают рождение нового человека именно так.

Наверняка любой сельчанин лично знает некоторых так называемых «я же мать», любящих выставлять в социальных сетях фото с детьми с сердечками, называя их своими сокровищами, и в то же время употреблять алкоголь и вести нездоровый образ жизни, а на пособие покупать дорогие вещи, чтобы в той же сети, в «барахолке», продать их, когда деньги заканчиваются. В таких случаях люди говорят «Куда же смотрят органы соцзащиты»? Смотрят они и в этом направлении: со всеми семьями, находящимися под патронажем, проводится работа. И здесь слова «ничего не делают» неуместны.

Картинка и реальность

Рабочие будни Лилии Ивановны Прусс, заведующей отделением социального сопровождения семьи и детей, спокойными не назовешь. То в одной семье, находящейся под патронажем, драка произошла, то в другой, как сообщили соседи, – ребенок без надзора взрослых остался. А накануне в роддом поступила женщина в состоянии алкогольного опьянения. Малыш появился на свет слабеньким, потому был направлен в городскую больницу. Вскоре оттуда позвонили в отдел и сообщили, что мамочка в нетрезвом состоянии узнавала, как там ее кровиночка. Поэтому очередная трудовая неделя у Лилии Ивановны началась с обзвона организаций и специалистов, с которыми центр взаимодействует, чтобы организовать совместный выезд к новоиспеченной мамочке, а еще необходимо поговорить с ее родственниками, так как она на связь не выходила. Специалистам соцзащиты предстояло лично узнать, в каких условиях будет расти новорожденный, составить акт о состоянии жилищных условий, проверить, есть ли дрова для обогрева жилья для нового гражданина. Без этих данных младенца могут не отдать родителям.

В дополнение к этим заботам выяснилось, что у женщины, ставшей матерью, есть и другие проблемы: потеряла паспорт, СНИЛС, медицинский полис, а еще нужна прописка. И специалистам в срочном порядке нужно посодействовать в их оформлении.

По словам родственников, оставшаяся без документов гражданка в злоупотреблении алкоголем не была замечена, для малютки приготовлены вещи, кроватка, матрасик, одеялко и т.д. Так или нет, вскоре станет известно. Однако тревожный звоночек поступил. Теперь со стороны органов социальной защиты и опеки новой семье будет уделено пристальное внимание.

Откуда в отделении узнают о том, что кому-то нужна помощь или поддержка? В учреждении выстроено оперативное взаимодействие со всеми структурами: минусинской межрайонной больницей, каратузской поликлиникой, роддомом, детским отделением, сельскими администрациями, ФАПами и клубами. И как уже упоминалось, все мы живем в сельской местности, и есть люди, неравнодушные к чужой беде, особенно если это касается жизни и здоровья ребенка.

Что скрывается

за числами

Беседа с Лилией Ивановной должна была состояться по другому поводу. Хотелось привести простую статистику, указать, сколько в нашем районе многодетных мамочек, поскольку 29 ноября – День матери, самый главный праздник для всех женщин, и цифры были бы кстати. Но, понаблюдав за работой специалистов соцзащиты, автор решил перестроить формат беседы, поскольку за цифрами скрываются истории о чьих-то спасенных жизнях или о тяжелом детстве, бегающих в поиске тепла и еды детях. Реалии жизни. Есть ситуации и семьи, которые находятся, как говорит Лилия Ивановна, в зоне риска (читателям привычнее называть такие семьи неблагополучными), и о них как-то не принято рассказывать. Но если об этом не говорят, не значит, что этого нет. В нашем районе таких семей на сегодняшний день 42. Из них некоторые временно стоят на учете, других снимают или ставят на контроль (как в описанном выше случае), есть и «неисправимые», находящиеся под социальным патронажем годами или пока дети не станут совершеннолетними, но даже тогда внимание им уделяется. Прибывая в какую-либо деревню района с очередным рейдом, работники социальной защиты обязательно проведают своих бывших подопечных.

У каждого

свои проблемы

К категории семей, находящихся в зоне риска, относятся те, где выявлены факты ненадлежащего исполнения родительских обязанностей, злоупотребления алкоголем и даже те, в которых родители непьющие, но в то же время они не хотят работать, и, как следствие, дети таких родителей нуждаются в одежде, питании, некоторым нужна помощь психолога.

Взрослые, халатно относящиеся к лечению своих ребятишек, – также под наблюдением. В таких случаях приходится уговаривать, настаивать, возить, звонить в больницу, назначать время и т.д. В одной семье ребенку три месяца делали паспорт. Маме не единожды объясняли, что, где и как. Все без толку. Всегда находились какие-то отговорки: то на дорогу денег нет, то некогда, то болеют и т.д. Специалисты забрали родительницу вместе со школьником и доставили в нужные для этого организации. Дело осталось за малым – забрать документ. Это несложная операция затянулась на несколько недель.

Внимание со стороны социальной защиты уделяется и благополучным семьям: мама и папа работают, всего достаточно. Но есть другие проблемы. Одна из них – неприятие ребенка таким, какой он есть. Поверьте, и такое бывает. Он может быть гиперактивным или, наоборот, слишком спокойным, а мама хочет, чтобы он был таким, каким она его себе придумала. Все это отражается на психике малыша, и если не принять меры, могут быть тяжкие последствия. Здесь уже ведется работа и со взрослыми, и с детьми, подключаются психологи, социальные педагоги. Главное в таких случаях, чтобы родитель осознал проблему. Это уже наполовину решит вопрос в положительную сторону и спасет семью.

Специалисты работают абсолютно со всеми категориями семей. Бывает, что органы соцзащиты и условия создали, и закодировали родителей от алкоголизма, и вроде все в семье на лад пошло: хозяйство завели, в доме порядок, за детьми присмотр. Но патронаж с них не снимается, опытные работники знают, что в любой момент может наступить срыв. Только через три года их перестанут контролировать.

Алкоголь, драки

и дети несовместимы

Есть стоящие на учете жители, которые употребляют алкоголь практически постоянно, один месяц – загул, следующий – отдых, а бывает, запой длится несколько месяцев. Не помогают ни медицинские методы борьбы с зависимостью, ни психологические приемы. Такие семьи переводят в категорию «социально опасного положения». Здесь принимаются жесткие меры, контроль усиливается. Каждое утро и вечер обзвон нерадивых граждан. По голосу слышно, если человек выпил. Тогда планируется срочный выезд, ведь в начале запоя из него гораздо легче вывести. Пьянки, дрожащие руки взрослых людей, думающих только о зеленом змие и забывающих о своих детях, – реальность в работе социального патронажа. В категории группы риска также стоят родители, любящие выяснить отношения при помощи кулаков. Порой конфликты длятся неделями. А рядом дети…

Реальность

как она есть

За 20 лет работы в социальной сфере Лилия Ивановна многое видела, а вот один случай до сих пор вызывает дрожь. Как-то заведующая вместе с участковым зашли в дом к семье и увидели в кроватке младенца, на котором спал большой кот. Участковый тогда молниеносно скинул животное и дрожащими руками взял ребенка. Прислушались – малыш дышит. Сколько лет прошло, а память до сих пор хранит воспоминание о спасенной жизни. Стоит заметить, что забрать несовершеннолетнего из семьи органы опеки или полиции могут только в том случае, если есть угроза жизни и здоровью. Специалисты социальной защиты могут вызвать сотрудников этих ведомств, а также врача или скорую помощь и ждать их приезда, оставить ребенка одного ни в коем случае нельзя.

И такое бывает

Есть в практике работников социального сопровождения и случаи, которые для обывателя покажутся курьезными. Например, обучение мытью полов или мастер-класс по чистке газовой плиты. Антисанитария – одна из причин постановки на учет семьи. Да, мы живем в сельской местности, где разводят скот. Котлы и ведра с запаренным кормом – нормальное явление. А вот 10-сантиметровая грязь в углах, заскорузлая плита, где уже газ не может пробиться через слой жира, мухи в кухне в таком количестве, что боишься рот открыть, – это уже повод бить тревогу. Болезни, вши, клопы и тараканы очень любят такие места. И о таких условиях рассказали не специалисты социальной защиты, такое приходилось наблюдать воочию, и, думаю, не одной мне так «повезло». Так вот, научить маму и ее 15-летнюю дочь вымыть правильно пол, чтобы не оставляли грязь по углам, и подсказать, как при помощи ножа можно избавиться от слоя жира на плите – это тоже помощь семье. И здесь можно было бы улыбнуться: что, мол, соцзащите совсем делать нечего что ли? Однако причина не в том, что женщина ленивая или пьющая – ее просто не научили это делать, и она не задумалась о том, чтобы привить правила чистоты в доме своей дочери – в будущем тоже родительнице. Просто из поколения в поколение так живут и считают это нормой. У них хозяйство, огород в порядке, дети сыты и одеты.

Бывает и наоборот, женщина, несколько раз побывавшая в местах не столь отдаленных, уходящая в запои на месяцы, хозяйка исключительная: все по полочкам разложено, нигде ни пылинки, ни соринки пытливый взор не найдет. А знаете, почему так происходит? Потому что ее мама приучила не допускать грязи и пыли в своем жилище.

Есть еще одна причина запустения жилья – женщине становится все равно, что и как у нее дома, ее охватывает апатия и безразличие – и пусть соседи и родственники хоть пальцем затычут, мол, такая-сякая, плохая хозяйка и т.д. Просто у нее внутри что-то сломалось. В соцзащите тоже узнают об этой проблеме, и если человек пойдет на контакт, ему обязательно помогут. Нет, не физически (в этом случае мастер-класс по уборке не нужен), вернуть краски в жизнь и посмотреть на нее по-другому помогут психологи, работающие в центре. Они начинают приезжать, разговаривать, приобщать к каким-нибудь мероприятиям, и постепенно это дает плоды. Специалисты, наведываясь, замечают улучшения, и в доме, и во внешности, казалось, махнувшей на себя рукой женщины.

Работа в ограниченных условиях

В отделении социального сопровождения работают два специалиста по работе с семьей (кураторы), два – по социальной работе, психолог и социальный педагог. Пока мы разговаривали, поступил вызов из одного поселка о несоблюдении родителями своих обязанностей. Экстренная бригада выехала незамедлительно, причем куратор по семьям уже знала, что в этой ситуации потребуется помощь психолога и социального педагога, так как эти граждане ее «подопечные», она знает о них все, даже когда с ними удобнее говорить так, чтобы люди прислушались, а когда лучше переждать.

На учете как получатели социальных услуг стоят 492 семьи, из них 367 многодетные. В связи с пандемией мероприятия для них в обычном формате отменены. Обычно в это время года проводятся совместные с представителями пожнадзора рейды по многодетным семьям. Сейчас плановые мероприятия проводятся в режиме онлайн. Кураторы знают внутреннюю обстановку во всех стоящих на учете семьях. Тем более в каждом селе есть социальный работник, который, если что-то произойдет, уведомит незамедлительно. Несмотря на ограничения, беседы, конкурсы и задания, как для взрослых, так и для детей, проводятся в онлайн-режиме. В учреждении действует группа «семейный очаг», и сейчас специалисты вместе с родителями разбирают вопросы, касающиеся самых разнообразных тем. Здесь говорят о психологии ребенка, взрослого населения, выявляют причины подростковых изменений в поведении и здесь ищут пути их решения.

Беспрецедентные

меры поддержки

Заведующая отделением отметила, что на сегодняшний день количество семей, находящихся в зоне риска, заметно снизилось. В 2000-х обстановка была во много раз сложнее, потому что сельхозпредприятия перестали функционировать, многие, оставшись без привычной работы, от безысходности спивались. Хотя были и сильные главы семей, которые, чтобы прокормить семью, уезжали на вахту, но там нужно образование, а его не все молодые люди хотели или могли получить. У многодетных семей тоже были трудные времена. Таких пособий, как сейчас, не выплачивали, с жильем дела шли плохо, зачастую в избенке ютились и престарелые родители, и семья с несколькими ребятишками.

Сегодня немаловажную роль в улучшении социальных условий для граждан с детьми играют долгосрочные целевые программы социальной поддержки населения. С появлением сертификатов на материнский и краевой капиталы не то что многие, а все их получатели улучшили жилищные условия: купили дома, провели ремонт или возвели хозпостройки. Кроме того существует госпрограмма для многодетных (пять детей и более), по которой семьи могут безвозмездно получить средства на развитие личного подсобного хозяйства. В прошлом году пять таких семей нашего района получили материальную помощь, в этом году финансовая поддержка оказана уже восьми. Две из них купили по корове, одни приобрели свиней, другие – сельхозтехнику. Одна семья приобрела пять телят, а на остатки денег закупила корм. Только в 2020 году 50 многодетных семей за счет реализации долгосрочной целевой программы: «Социальная поддержка населения Красноярского края» смогли отремонтировать печное отопление и электропроводку. Это реальная помощь, а сейчас семьям с детьми оказывается максимально повышенное внимание. Есть люди, которые, получив все пособия, выплаченные по указу Президента, обшили свои дома сайдингом, вставили пластиковые окна, другие заменили крышу, купили сельхозживотных, смогли собрать ребятишек в школу и порадовали их игрушками, о которых те давно мечтали. Всегда приятно прийти в дом к таким родителям и увидеть, что все у них хорошо.

К сожалению, не все так рачительно распорядились средствами… Что уж тут говорить, некоторые «мамы» выходя из магазина, несут домой как дрова, охапку бутылок с пивом…

Деньги не наши, не нам их и считать, но зачем тогда на людях, в учреждениях той же социальной защиты, бить себя кулаком в грудь и говорить «Помогите, детям нужны теплые вещи» или писать в мессенджерах, спрашивая одно и то же: «Кому пришли детские, а когда придут…, обнаглели совсем, деньги не дают». Статья не об этом, а о том, что родители, потакая своим слабостям, делают несчастной жизнь своих детей, обрекают их на безнадзорность и вседозволенность, а это может направить их по скользкой дорожке… Когда один из родителей пьет, это еще полбеды. Горе в семье – когда оба родителя страдают алкоголизмом. И это, как правило, неизлечимо, хоть десять раз «зашивайся». Специалисты социальной защиты делают все возможное, чтобы ребенок рос в семье. Но они не всесильны. Если бы каждый взрослый был ответствен за своих детей, то и не было бы семей, находящихся в зоне риска, не существовало бы понятий «я же мать», «государство мне должно» и т.д. Может, люди, узнав себя в этих строчках, задумаются о том, какое будущее они строят своим детям, и расставят правильно приоритеты.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

43