Меню
12+

«Знамя труда». Общественно-политическая газета Каратузского района

27.03.2020 09:20 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 13 от 27.03.2020 г.

Дарить людям праздник

Автор: Елена Филатова
корреспондент

Каждому из нас на роду свое писано. Кому жизнь сытная, кому – никчемная. А иные приходят в этот мир с особым предназначением – нести радость. Несмотря ни на что, улыбаться и оставаться тем, за кем идут. Едва ли найдется в районе человек с таким же положительным зарядом, как эта маленькая женщина. Там, где она, расцветают улыбки и приходит желание встать и шагать рядом с ней вперед. Проводить ли вечеринку для молодежи, репетировать песни, танцевать. Или выбирать сладости в магазине, а может, материал на новые костюмы.

Не пересказать всего разнообразия забот заведующей Лебедевским клубом Ларисы Михайловны Ковтун. Как и не остановить бесконечный поток ее фантазий и мечтаний. Маленькая женщина с огромной душой.

Родом я лебедевская. Детство мое…

Да самое обычное, деревенское. Семья большая, родители всегда на работе. Наверное, самая беспокойная из всех детей была я. С братьями росла, та еще вояка. В школе никогда отличницей не была. Тройки-четверки – самые мои оценки. В Лебедевке тогда была четерехлетка, в пятый класс уезжали в интернат в Каратуз. Никогда не было проблем с коммуникабельностью – сразу же входила в коллектив, и через пару недель класс стал родным. Вот только когда нас в девятом классе вновь перемешали, я заболела. Неделю с температурой лежала, такой стресс пережила. Но все наладилось.

Много лет прошло. Всех ребят из трех классов помню. Чем старше, тем больше бережем в себе те годы, теплые воспоминания, друг друга. Часто встречаемся. Та детская дружба стала началом моего личного фундамента, на котором я кирпичик за кирпичиком строю свою жизнь. Считаю, что каждый из нас должен создать основу, которая будет опорой. Делать ее только из хорошего материала – событий, воспоминаний. Пусть главным в жизни станет добро, на нем и держимся.

Первая осознанная мечта – стать завклубом. Дорогу в деревенский «храм искусств» нашла самостоятельно. Я очень любила выходить на сцену. И попыталась убедить маму, что мне нужна эта жизнь. Но услышала категорический отказ. Эта профессия считалась «непутней», вот бухгалтер – это уже почти начальник. После выпускного уехала поступать на этого самого «почти начальника», экзамены в политехнический техникум провалила, зато с успехом поступила на строительное отделение хакасского сельхозтехникума.

Там был дополнительный факультет общественных наук, при нем – хореографический ансамбль. Коллектив работал профессионально, учили всему всерьез. Конечно, я была одной из самых прилежных студенток. Днем постигала технические науки, а вечерами – танцевала, пела. Душа летала – я в своей стихии. В общем, через четыре года я получила диплом с отличием, свидетельство о том, что могу руководить танцевальным коллективом и распределение в Боготольский район.

Пути-дороги.

Воодушевленная, прибыла я на место работы. Квартирой обеспечили, устроилась. С энтузиазмом трудилась мастером на стройке. Все как и положено комсомолке, свято верящей в светлое будущее. Максимальный энтузиазм вызывала общественная деятельность. Я пришла в ближайший дом культуры и выпросила для себя несколько часов занятий ритмикой (помните, в то время это было очень популярно) на общественных началах. Мне позволили. И вскоре очень органично вписалась в жизнь клуба – ведущая, режиссер, певица. И тогда директор Владимир Коновалов предложил мне ехать с ним вместе поступать в Кемеровский институт культуры. Недолго думая, купила билет – и вот уже стою перед комиссией, вытащила билет, а в нем первый же вопрос – провал для меня. Ну не знала я, что Надежда Крупская занималась развитием культуры в стране, да еще и труды писала. В общем, красиво и замечательно я ответила только на последний вопрос об организации вечера-портрета. Это я уже умела. Вышла, понимая, что экзамен я не сдала. Но вслед за мной вошел Коновалов и уговорил членов комиссии дать мне шанс. Я поступила. И практически сразу же была принята на работу в дом культуры методистом.

Молодость. Что тут скажешь? У меня – три работы. Я замужем. Старательно тащу в свой дом все, что нужно для строительства семейного гнездышка. Ремонты, мебель, шторочки. Кто жил в то время, поймут, что это значило во времена тотального дефицита. Перевезла родителей. Все устроилось, вот только счастливой стать не получилось. В один день собрала, что смогла. Взяла сына на руки и вернулась в Лебедевку.

Мне определенно везло на хороших людей. В какие бы ситуации я не попадала, всегда рядом оказывались те, кто был готов помочь. И не важно, сколько времени мы будем рядом, главное – они были и есть. Выжила бы я иначе, одна? Кто знает…

Вернулась я в маленький домик к старшему брату. Сразу вышла на работу, благо отделы культуры двух районов решили все вопросы. Так что ехала, уже зная, что моя мечта сбылась: я – завклубом в родной деревне. Было это тридцать лет назад. Целая жизнь…

Говорят, есть такое женское счастье. Слышала, да вот только было ли оно у меня? Иногда думаю, в чем оно? В вечной любви? А многие ли ее встречали на свете? Что есть она? Может, бесконечное долготерпение – это она и есть. Не было у меня примеров таких. Да, прожили родители вместе много лет, а радости в доме не было. Так и у меня случилось. Что виной тому? Не судьба, как говорят, или мой неуемный характер. Как разберешь... Первый брак неудачный. Я, так и не научившись мириться с унижением, в самый критический момент собрала вещи и уехала. Думала, больше ни за что и никогда не стану связывать себя браком. Но появился мужчина, день изо дня доказывавший мне, что нет дороже никого. Как ни старалась, отвадить его не получилось. Сдалась, вышла замуж второй раз. Две доченьки родились. А потом страшный удар – вдовство. Мужчины очень слабые создания. Знаете, это женщина, как лоза: как ни гни – распрямится, встанет. А у мужчин внутри стальной стержень, вроде крепко держит, а надломится – не выправишь уже. Я так и не могу сказать, что именно стало причиной его поступка. Очень долго не могла принять это и простить. Казалось, меня предали, сломали крылья. И как жить, дальше не знала. Вот они – 90-е. И без того кризис во всем. А тут такой удар от родного человека. У меня трое детей, младшей Маше едва три года исполнилось. Полный двор хозяйства. И совсем одна. Добавьте к этому осуждение людское. За решение взрослого мужчины вину переложили на меня. Это было время тяжелого испытания.

Нам всем пришлось стать иными. Дети выросли разом. Это на их плечи легло тогда очень многое. Почти гектар огородов – грядки с овощами и картофель. Кормить животных, поить. Лет в 10 дочери уже умели доить коров, готовить кушать. Беде противостояли вместе.

Черные полосы…

Есть несколько моментов в жизни, которые в памяти острыми иглами живут. Теперь уже можно признаться – однажды я сломалась. И не замечала, как шла к пропасти, не осознавая проблемы. Точно так же, как в свое время моя мама. Не выдержав семейных драм, она начала выпивать. И уже не смогла остановиться. И во мне жила эта боль, замешанная на огромной любви. Я ненавидела бесконечные ссоры и драки в родительском доме, ничего не выражающее лицо мамы и ее абсолютно пустые глаза. И вот в тяжелый момент своей жизни я позволила себе то же самое. Нет, я успевала все: дома, на работе, дети вроде были под присмотром – мне казалось, что все хорошо. Я лишь позволяю себе расслабиться… Дальше становилось все хуже. И однажды, провожая меня на работу, младшая дочь обняла за колени и, глядя снизу мне в глаза, просто спросила: «Мама, а ты опять сегодня пьяная придешь?». Эти огромные, в пол-лица, карие глаза дочери с застывшими слезами… Меня словно кипятком обдало, я ясно увидела в тот момент лицо моей мамы с пустыми, потерявшими синеву, глазами. Молча вышла. Домой в тот день и в последующие возвращалась вовремя. Я поняла, в какой кошмар превратила свою жизнь, было нестерпимо стыдно. И очень сложно шаг за шагом выходить из этого тупика. Но я вышла.

Смогла и во второй раз, стоя на краю. Там был другой грех – умереть. Тогда ничто беды не предвещало. Яркий август, жара. И как всегда все ремонты в клубах – своими силами. Я – под самым потолком. Осталось заклеить потолочной плиткой последние пару метров, когда под ногой хрустнула доска.

Пришла в себя в больнице. И, как второй удар, новость – перелом позвоночника. Операция только платная, около ста тысяч. И я понимаю, таких денег негде взять. Жить без движения я не могла. Оставалось одно – умереть. И я решила – меня больше нет. Не спала, не ела. Незачем мне это было. Оттуда только одно воспоминание осталось – вкус жидкой манной каши на воде, которую дочь сварила и принесла мне в больницу. Это было в день рождения Маши, 27 августа. Она у моей кровати с этой тарелочкой и с ложечки пытается меня кормить – за Машу, за машину любовь, за Настю… Я через силу глотала эту кашу пополам со слезами.

А через пару дней в больнице стало шумно, ко мне в палату вошли две Тамары – Евсеева и Верещагина. Они не уговаривали, они так нещадно меня ругали, доказывая, что я не имею права вот так взять и умереть, что разбудили своими словами надежду. А потом собирали всем миром деньги. Я плакала, когда принесли первые 20 тысяч. Они были спасением.

Люди добрые, я не забыла. Я помню, что именно ваша доброта вернула веру. Кто-то жертвовал деньги, кто-то оформлял документы, писали обращения, решали вопросы операции. И однажды меня погрузили в вертолет санавиации и отправили. В карманчике куртки лежали 130 тысяч рублей, собранных по миру. Операция оказалась в разы дороже, но профинансировали мне ее из средств социального страхования. После нее больше года реабилитации. Училась ходить заново. И каждый шаг родные встречали неподдельной радостью. Еще через год я смогла прыгнуть «зайчиком». И сейчас, спустя много лет, я все еще живу и радуюсь. И со страхом вспоминаю то свое решение уйти. Собственная боль и горечь поглотила, лишив возможности думать. Страшный грех – звать смерть. Не приведи меня тогда в чувство беседа с Тамарами, кто знает, что было бы. Иногда, вовремя отматерить – во благо.

Они гордились мной – я горжусь ими.

Дети. Я, наверное, была не идеальной мамой. Человек, работающий в сфере культуры, всегда обделяет родных. А если еще и любить профессию всей душой, то семья уйдет на второй план. Тебе нечего нести домой – ты сжигаешь эмоции там, в клубе. А близким – по остаточному принципу. Может, потому и все мои ребятишки выросли в закулисье. Единственная возможность быть рядом. Потому с детства и начались песни, занятия, танцы. Они на сцене чувствовали себя очень уютно. Репетиции, конкурсы, уроки в музыкальной школе. Все для творческого развития. Предполагалось, что они обе продолжат мой путь. А не тут-то было. Настя, старшая дочь, всегда была прагматична – она на земле стоит твердо. С удовольствием и пела, и танцевала, но как будущую профессию это не рассматривала. Сделала свой выбор и пошла к цели. Старшие классы училась в райцентре с упорством, достойным уважения. Успешно поступила. Сейчас моя Анастасия – врач акушер-гинеколог, работает в родильном доме Красноярска. А Маша, наша младшенькая, все же выбрала искусство. Сначала училище, академическое пение. А потом – актерский факультет академии. Мария сейчас актриса Минусинского драмтеатра. Сын живет в деревне – семья, дом, подсобное хозяйство. Он рядом, и мы, хоть и с опозданием, но научились слышать и понимать друг друга, и у нас самые теплые отношения.

Мои дети… Нам вместе много пришлось пережить. Но мы справились. Теперь они – мои помощники. Уже не я для них, они – моя опора. С сыном видимся, девочки постоянно звонят. Всегда все рядом, а те километры, что между нами – такая мелочь. Просто слышать их голоса – радость. А уж когда домой приезжают, так счастью нашему мира мало. Мои дети – моя гордость!

Работник культуры.

Это судьба, предназначение свыше. Иначе никак. Творчеством надо дышать. Я – мечтатель. И интересно то, что желания мои имеют свойство сбываться. Они не мелочны, я редко мыслю обывательски. Зачем мечтать о том, что ты станешь богат? Работай – и все у тебя будет. И только. Мелкие чаяния – не мое. А вот так, чтобы для всех – это действительно значимо. Но даже так не нужно ставить недостижимые цели, начать с простого. Пришла в клуб на работу – а там скучно, стены голые. Захотелось оживить – цветов побольше. Пару лет, и у нас не клуб – оранжерея. Много ли сил надо было? Нет, просто желание. Дальше больше. Для качественной работы нужна техника. Понятно, что грезила об этом давно, возможностей не было. А тут государство предложило грантовые программы – простор для фантазии. Теперь у нас одна из лучших звуковых аппаратур в районе. К тому – сценические костюмы, оргтехника, скоростной интернет. Была в селе детская площадка, и, наблюдая за бабушками и мамами, что приходили с детьми сюда и маялись бездельем, решила, что с этим надо что-то делать. Появилась идея – теперь уже факт – уличные тренажеры для взрослых прямо на площадке. Пока детки возятся в песочнице, родители могут посидеть на лавочке, а могут заняться физкультурой. Сбылось! Не пустует центр. Теперь мечтаю спортивную площадку для молодежи соорудить. Место присмотрела тут же, рядом. Примерилась – вой-дет еще и комплекс для модного воркаута. Проект написан, в одном конкурсе поддержки не получил, но вариантов много – попробую все. Уверена, нам повезет. И вновь выйдем всем миром на строку. Знаете, хорошо в маленьком социуме жить. Мы тут не делимся, мы – вместе. Разве я одна смогла бы что-то сделать? Вот они, наши мужчины со своим инструментом, бетономешалками и тачками, силой и желанием. Женщины на подхвате. Пару дней совместной работы – и все сделано.

Главное – заинтересовать идеей. Так появлялись все мои творческие коллективы. Хотите петь – рада вас видеть. Танцевать? Еще лучше. Театрализованные постановки? Запросто. Я в этом деле эгоистка. Воплощаю собственные мечты. Люблю петь, но не все можно исполнить одной. Потому – ансамбль. Они поют, а я радуюсь. Моя слабость – хореография, сама не могу, а вот отрепетировать с другими получается. Они на сцене, а я в душе каждое па вместе с ними танцую. Мечтала стать режиссером. Почему нет? Вот они – мои односельчане, артисты на ура. И стар и млад собираются, и делаем. Пусть «Оскары» нам не вручают, но мы творим. Сейчас столько возможностей – вселенский интернет нам в помощь, а к нему собственное видение и все. Праздник удался.

Это очень важно – дарить людям праздник. Особенно сейчас. Помнится мне, в 90-е денег не было ни у кого, а мы встречались в клубе всем селом. Дружили. На встречи собирались по тридцать семей. И уходили от бесконечности забот в музыку, песни, игры. Сейчас мы стали богаче, хоть и говорят, что деревня живет бедно, а посмотрите – почти у каждого двора автомобиль, тракторок. Одеты и обуты, телефоны у всех с выходом в интернет. Блага приобрели, а душевный покой и тепло отношений теряем.

Вот есть в культуре два основных направления – культурное и просветительское. Для себя во главу угла поставила второе. Нас нужно просвещать. Растолковывать простейшие понятия: что такое хорошо и что такое плохо. В обществе смываются границы нравственности. То, что вчера порицалось, сегодня стало нормой поведения. И это страшно. Потому и нужно учить и нас, и поколение следующее – уважать старших, правильно чувствовать и общаться. Я всегда говорю детям, а их уже три поколения выросло в селе на моих глазах, что они должны стать такими, чтобы их дети ими гордились. Объясняю, что подвиг не обязательно должен быть великим – помочь старушке, уступить место в автобусе, сказать «спасибо» за что-то – это уже маленькое доброе дело, а именно из добра и состоит героизм. Быть добрым – вот что важно.

Нельзя навязать любовь к родине и уважение к предкам. Но можно подтолкнуть человека к осмыслению. И я стараюсь это делать каждый день. Сегодня главная тема – юбилей Победы. А для меня Победа – личная постоянная тема, без возраста и сроков. Она просто живет во мне рассказами бабушки. Ей, 14-летней девочке, выпало столько, что и невозможно осознать полностью. Война началась – прадеда сразу на фронт забрали, его жену – на работы. Если выдавалась минутка, она падала дома как подкошенная и засыпала, прямо в кирзовых сапогах и одежде. В доме – старушка, которая с печки не могла слезть, да детей малых пятеро. Вот бабушка моя, как старшая, и кормила всех. Что там в колхозе на трудодень дадут… Не успевает на порог ступить – малышня налетает голодная. Благо, если всем по ложке затирухи достанется. А она иной раз и голодная спать шла. И подаяние по деревне просили: горсть очисток картофельных – уже радость. Заступиться некому было за ребят. И однажды не выдержала она, пошла в сарай и веревку накинула, малышня заметили и спасли. Ее в милицию забрали, самовольный уход из жизни равен был дезертирству. Тут уже в отделе расспросили. Семье фронтовика так жить было не положено, потому и отправили – вся деревня глядела, как привезли милиционеры ее домой, да как мешочки с мукой да крупой разгружали.

Я ее рассказы из далекого детства несу. Разве такое можно забывать? Вернувший с фронта раненый отец и мама, измотанная работой, умерли очень рано. А она, бабушка моя, всех братьев и сестер сберегла в ту войну, вырастила, выучила, в люди вывела. Вот она – моя личная война. И я хочу, чтобы эти страшные воспоминания красной линией в душах и моих детей и внуков жили, чтобы помнили.

И всех ребят лебедевских заставляю помнить своих родных. Нет у нас семей, в которых нет своего героя. Берем книги памяти и читаем. Я каждому ребенку поясняю – это твои, а вот эти имена – твои. Береги и помни. Они ищут информацию дальше, и уже теперь могут рассказывать мне о родных людях, что были на той войне. У нас в деревне свой «бессмертный полк». И мы знаем о каждом портрете. Поиски не останавливаем, эта работа идет постоянно. Так надо! Им надо, тем, которые после нас придут. А сколько героев труда у нас!? О каждом говорить нужно. Гордиться предками и жить так, чтобы тобой внуки гордились – вот что нужно вложить в эти затуманенные гаджетами головы. Учить их общаться, говорить, эмоции показывать, радоваться и шалить правильно.

Вот кстати, я учу их правильно хулиганить. Не сидеть, тупо в телефоны уставившись, а подниматься и идти на улицу. Там же лужи неизмеренные, окрестности неизведанные. Соревнования по метанию гальки ждут, лапта, догонялки. Да все вокруг такое интересное – нужно пробовать. Разве не интересно, какая на вкус печеная картошка? Нужно радоваться каждой мелочи – и тогда жизнь станет ярче. Но тут просто необходимо родителям оторваться от своих забот и оглянуться на своих чад. Не присутствовать в пространстве ребенка, а жить с ним вместе. Знаете, я иногда внукам, их у меня двое – пяти и трех лет, домашние праздники устраиваю... Придут в гости – и начинаем творить. Мое дело – сковороду поставить на огонь, а уже они разбивают в тарелочку яйца, солят, приправу добавят. Тарелочки расставят. А потом уплетают, говорят что ну очень вкусно… Потом чай с карамельками. И они счастливы! И я улыбаюсь. Вот такие бесхитростные радости, но именно они делают праздничное настроение. Это же так просто.

Я – патриот.

Я росла в стране советов. Историю не перепишешь. И горечи о прошлом у меня нет. Да, сегодня принято говорить, что раньше было лучше. Но если по-честному вспоминать? Чем лучше? Сейчас у нас есть все. Да, не белокаменные палаты, но они с неба на голову не упадут – их надо заработать. Не сидеть на диване и не стенать, что все плохо. А вставать и делать как лучше. Это без вариантов. И в СССР не без перегибов было, и сейчас не все гладко, но жить мы стали лучше. Просто надо быть честными с собой.

Да, нас, рожденных в СССР воспитывали по-другому. Учили самоотверженно и честно жить и работать. И любить свою Родину. Я не изменила тем идеалам. К тому времени, как я повзрослела и осознала себя в обществе, правящей партией стала «Единая Россия». И я вступила в ее ряды в числе первых. И никогда не сожалела об этом. Точно так же, с чистой совестью, выполняю обязанности депутата. Законотворчество – это большой труд. Именно депутаты – связующая нить между властью и народом. Мои полномочия – моя ответственность. Знаете, каждая маленькая деревенька – это мини-Россия, это мы – Россия. И не надо глобальности – работай так, чтобы в твоей крошечной стране все было благополучно.

Однажды…

Что в моем сегодняшнем дне? – Работа, семья. Все замечательно. Рядом уже много лет мужчина. Мы 20 лет вместе, и я не знаю, как правильно определять эти отношения. В любовь веру утратила, но есть то, что однажды связало нас с Сергеем. Дружба, привычка, необходимость, страх одиночества. Но именно он, мой друг, был рядом в страшные минуты. И годы связали нас. А я боюсь одиночества и тишины. И даже если целыми днями вокруг меня шум и гам, суета и люди, мне не нужно пустоты дома. И благо, что есть в моей жизни человек, которому можно пожелать доброго дня, да даже поругаться, в конце концов, есть с кем.

Я выкинула из памяти все горестные сюжеты, все обиды. Накопила очень много «богатства» – теплых воспоминаний, событий, людей, встреч. И когда в очередной раз получаю от судьбы удар, ухожу в себя, прячусь, пытаясь пережить все, появляется желание все бросить и отступиться (а для меня нет худшего наказания, чем отказаться от идеи). И тогда я начинаю перебирать свой «сундук с сокровищами». И тепло становится от осознания того, что доброго и хорошего в жизни было так много, куда больше, чем плохого. И я возрождаюсь как птица-феникс. И вновь мечтаю…

Однажды наступит тот день, когда устану окончательно. И стану бабушкой-пенсионеркой. Научусь наконец-то вкусно и мудрено готовить. Буду баловать внуков. Хулиганить вместе с ними. Заниматься домом и рукоделием. Когда-нибудь именно так и будет. Но еще не сейчас. Слишком много еще планов, идей. Надо идти вперед. Я же все еще мечтаю! И всем-всем советую: мечтайте, верьте, ошибайтесь, падайте, вставайте и идите вперед. И все-все получится.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

88