Меню
12+

«Знамя труда». Общественно-политическая газета Каратузского района

28.08.2020 08:25 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 35 от 28.08.2020 г.

Мне в радость жить

Автор: Елена Филатова
корреспондент

Как жаль, что в наших буднях так редко можно встретить яркого человека, после общения с которым остается улыбка.

На таких женщин, как наша героиня, оборачиваются, смотрят им вслед: просто пропустить мимо эту феерию красок, радости, энергии – невозможно.

И не важно, где ты встретишь ее – на прогулке, в кабинете или на подворье – всегда заставит себя заметить, оценить.

Наверняка в районе ее знают почти все – Татьяна Анатольевна Венедиктова, ведущий ветеринарный врач Каратузского отдела ветеринарии. Она вездесуща: в каждом дворе, где есть хоть какая-то животина, побывала точно. Несмотря на то, что ее должность подразумевает, в общем-то, корпение над бумагами в кабинете, успевает везде.

– Главная моя профессиональная обязанность – организация проведения противоэпизоотических мероприятий на территории района, – рассказывает Татьяна Анатольевна. – То есть составление общего плана работы всего отдела на год, контроль и отчетность. Кроме того, отвечаю за охрану труда, следовательно, за все инструктажи, обеспечение средствами защиты и спецодеждой. К тому же составляю заявки на необходимые инструменты и расходные материалы. Но все это достаточно скучная рутина. Понятно, что сейчас все учреждения тонут в бумагообороте. Но настоящая жизнь ветврача совсем в другом – практика! И только практика. Очень люблю дни, когда остаюсь дежурным врачом. Вот где день сюрпризов, когда ты несешь полную ответственность за все. И никогда не знаешь, что ждет тебя за эти сутки. Значит, нужно быть готовой ко всему. Вот это стимул для профессионального роста. К тому же я могу быть ветсанэкспертом, допуск к этому виду деятельности есть. Поэтому иногда работаю в лаборатории. И конечно, во время проведения профилактических обработок в районе я – в первых рядах. Знаете, любой выход за двери кабинета с ворохом бумажной работы для меня в радость.

Профессия нашла ее сама. Выпускники 90-х мечтали о многом. Вот только не всегда была возможность воплотить эти мечты. Так и Татьяна, которая в грезах видела себя врачом, спасающим жизни людей, была вынуждена уступить обстоятельствам. Когда она заканчивала девятый класс, умер отец, опора семьи. И стало понятно, что рассчитывать на учебу в медакадемии не приходится. Время тогда было интересное – выживали как могли. Зарплату учителям платили редко и в основном товарами по бартеру. И когда пришло время выбирать путь, вариантов было немного. Пожалуй, на окончательный выбор повлияли рассказы соседа Павла Ничкова, он уже учился на факультете ветеринарии, к тому же был знатным рассказчиком и расписывал все так, что Татьяна решилась: белый халат Айболита тоже будет ей к лицу.

– Поехала сдавать экзамены в ХГУ, о Красноярске тогда и не задумывалась, у нас просто не хватило бы средств, Абакан все же ближе, – вспоминает Венедиктова. – И надо заметить, что поначалу мне было очень трудно. Целый день – учебные часы, латинский язык, практики. Позвоню маме, домой хотелось. А денег нет, сижу выходные в общаге. В воскресенье мама из дому сумку передаст с продуктами – и все. Я приехала домой после первого курса и сказала, что больше учиться не буду. Мама, обладающая великим даром красноречия, очень ярко обрисовала мне картину будущей жизни, которая ждет меня, неуча. Она была убедительна, очень. Так что первого сентября я вновь стояла на линейке в институте и, кстати, стала одной из лучших студенток курса. Это потом появились и смешные ситуации, сестра до сих пор вспоминает, как вываривались и подсушивались в духовке головы животных. Потом вместе соскребали с костей все-все, шлифовали – и я гордо тащила это «поделку» в институт. А там изучали каждую трещинку на этих черепах… Маленькие радости, лекции, сессии. И мы, не всегда сытые и выспавшиеся студенты, но такие радостные и дружные. Еще очень хорошо помню ту весну, когда маме выплатили наконец-то зарплату в полном объеме, в денежном выражении. Я заканчивала третий курс. Сколько было ликования, когда мы смогли себе позволить купить новые весенние пальто, сапожки, туфли. Вот уж действительно был счастливый день.

И вот с дипломом в руках я прибыла в Каратуз. И первым местом работы стала лаборатория. Я – врач-серолог. Поначалу было интересно. Теория – это одно, а практика – совсем иное. Но потом заскучала. Все же нагрузка в лаборатории сезонная, остальное время работы совсем немного. И я вдруг поняла, что начинаю забывать все то, что вложили в голову. И начала осаду кабинета руководителя. В конце концов, меня закрепили за Л.А. Файзулиной, тогда Лариса Алексеевна занималась ветеринарной экспертизой и я была с ней рядом. Работа в лаборатории, замечательные наглядные занятия по паразитологии, поездки на бойни, клеймение – все было интересно.

А после декретного отпуска меня перевели в ветотдел, врачом-эпизоотологом. И началась немного другая история: составление планов, проведение обработок, закуп биопрепаратов. Отчеты. Не чуралась и практики на ветучастке. В принципе, за много лет мало что поменялось в обязанностях, разве что теперь должность переименовали.

Я в профессии уже почти 20 лет. И могу с уверенностью говорить: ветеринария меняется только к лучшему. Самое, пожалуй, важное – у нас есть возможность учиться. Прошло то время, когда на весь отдел десяток специальных справочников. Сейчас я могу открыть интернет и разобраться в любом интересующем меня вопросе, ответы есть практически на все, было бы желание. Нет никакого сравнения по оснащению. Тогда, в начале 2000-х, не было самого простого: скальпелей и иголок, лекарств, расходных материалов. Не говоря о спецодежде. Сейчас я внимательно слежу, чтобы у специалистов было все, что нужно. В шкафчиках – халаты, куртки, сапоги – весь комплект, за счет учреждения. На складе – инструменты, в аптеке – лечебные препараты на выбор. И замечу, новые поколения лекарственных средств очень сильно отличаются от предыдущих. Сейчас лечить – удовольствие, по крайней мере для меня. К тому же есть возможность оперировать. В последнее время я увлеклась именно хирургией и стараюсь не упустить возможность встать у стола. Стерилизации, родовспоможение, переломы, травмы – работаю с радостью, мне это очень нравится. Как, впрочем, и любое новое, что появляется у нас.

Сменилась даже специфика. Если в самом начале мы лечили в основном крупный рогатый скот, лошадей, свиней, то сейчас основной поток наших пациентов – собаки и кошки. Раньше не замечала столь трогательного отношения владельцев к этим животным, а сейчас почти каждый хозяин готов биться за здоровье своего питомца. Но, к сожалению, не все. Бывает и теряем пациентов, особенно когда владелец считает, что жизнь собаки или кошки не стоит потраченных на лечение денег. Тогда мы, увы, бессильны.

Вообще мне кажется, что в работе ветеринара сегодня самое сложное – взаимодействие с владельцами. Устаешь не столько от животных, сколько от необходимости объяснить каждому хозяину, что «прививка вашей собачке нужна, чтобы не заболела она, не заразила вас, потому как есть болезни, которые не лечатся, даже у людей, даже в самых «крутых» клиниках». И так во всем. Мы тратим больше времени и сил на убеждения. Вот уж действительно, эпизоотическое благополучие расхолаживает всех – и жителей района, и специалистов. Гром же не гремит – креститься не надо…

Теперь, когда прошло много лет, я могу утверждать, что люблю свою работу. Что коллектив давно стал родным. И просто не представляю себя где-то еще. Иногда появляется мысль, что, возможно, придется переезжать – и страшно: как без всего вот этого? Да я знаю едва не каждый двор в районе, кто и чем кормит, какие условия. Я знаю весь наш коллектив. Как в чужом месте? Но если я и буду вынуждена поменять что-то в жизни, то только ради дочери. Ведь именно в ней, в Ксюше, вся моя жизнь.

Рождение девочки можно считать чудом в жизни Татьяны, а то, что ее дочь выжила – заслуга мамы. Тяжелые роды, травма, диагноз и борьба за маленькую жизнь. Предательство мужа, собственная болезнь и операция. И все же, несмотря ни на что, непрекращающаяся война со смертью на несколько лет. И они выстояли, справились. Отвели беду: дочь осталась особенным ребенком, но сейчас нужно только одно – любовь и внимание. А этого у Татьяны Анатольевны с избытком. Ксюша с удовольствием занимается лыжными гонками. Начало было положено предложением Ю.К. Солодовниковой прийти на тренировку. И Татьяна не испугалась и отправилась на лыжню вместе со своей четырехлетней гиперактивной девочкой. И «заболела» этим вместе с ней. И теперь активнее их семьи не найти. Ксения пропадает на тренировках, а мама всегда рядом – вся экипировка, костюмы, выезды, соревнования. Вот и сейчас они вместе в Красноярске, у них недельные занятия с краевым тренером. И каждая победа Ксении делится поровну.

Есть и еще одна страсть – путешествия. Сидеть дома – не их образ жизни. Но тут с ними всегда еще один человек – бабушка, такая же заядлая туристка. Идти ли в горы, купаться в озерах, бродить по тайге, ночевать в палатке – готовы все трое. И на сборы не нужно много времени: вся амуниция в состоянии боевой готовности, погрузили в багажник – и в дорогу.

– Мне сложно определить, что более важно в моей жизни, – рассуждает Татьяна Анатольевна, – я люблю свою работу еще и потому, что она дает мне возможность сделать каждый день моей семьи комфортным. Деньги не коплю, они нужны для того, чтобы жить сегодня. Чтобы я могла себе позволить купить новое красивое платье, которое буду носить, улыбаясь. Я очень люблю быть нарядной и красивой. Деньги нужны на новые лыжи Ксюше, на путешествия. Мы живем сегодня. И в этом дне у меня есть все: дом, в котором мне уютно, человек, рядом с которым я – влюбленная женщина, мама и дочь, работа, на которую я всегда прихожу с удовольствием. И еще так много неизведанного впереди.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

136