Меню
12+

«Знамя труда». Общественно-политическая газета Каратузского района

28.08.2020 08:28 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 35 от 28.08.2020 г.

Мой прадед штурмовал Рейхстаг

Автор: Елизавета Коваленко

Моего прадедушку звали Николай Макарович Коваленко. Он родился в 1906 году в красивом украинском селе Лубьянка Новошепелевского района Киевской области. Там же, в родных местах, он нашел свою любовь – красавицу Ирину, мою будущую прабабушку. Создали семью. Один за другим пошли дети. Незадолго до войны к ним в село приехал важный человек из Сибири. Это был Александр Данилович Филиппов, председатель одного из каратузских колхозов – имени Димитрова. Он рассказывал украинцам, как много в Сибири земли, и если за ней ухаживать, она будет давать хорошие урожаи.

Земля на Украине, конечно, богатая, но ее всем не хватало. Деревенские жители вдоволь хлеба не ели, поэтому многие согласились попытать счастья в далекой Сибири. И Николай Макарович тоже решил рискнуть.

Они прибыли в Каратузский район за год до войны. Сначала поселились в деревне Александровке – вместе с остальными прибывшими с Украины завербованными земляками. Работы в колхозе хватило всем. Когда началась война, главу большой семьи Коваленко мобилизовали на фронт. Он защищал нашу Родину с первых дней и до самой Победы. В военном билете, который хранится в нашей семье, написано, что он участвовал в Великой Отечественной войне с июня 1941 по май 1945 годов. Был в 19-м мостостроительном полку плотником, потом в 207 стрелковом полку и 119 запасном – стрелком.

Большую часть военного времени служил на первом Украинском фронте. Не очень много рассказывал он о войне. Только если по настроению ребятишкам иногда, а их в семье Коваленко было десять человек. Пятеро довоенные, пятеро – после… Одному один случай расскажет, другому – другой. Внуки потом, уже после ухода деда, пытались нарисовать цельную картину. Теперь вот мы, правнуки, приняли эстафету.

Самое тяжелое воспоминание прадеда о войне – смерть близкого друга прямо на его глазах. Во время боя они с ним и еще с командиром перебегали поле. Кругом свистели снаряды. Добежав до воронки, они все втроем спрыгнули в нее. Прадед оказался в центре углубления, а его друг Андрей и командир – по краям.

…Вот говорят, что в одну и ту же воронку снаряды не падают. Оказывается, еще как падают. Лишь несколько минут пролежали они там, и следующий взрыв накрыл их ненадежное убежище, убив и командира, и друга Андрея. А нашего прадеда ранило в ногу и контузило, но он остался живым! Его даже отпустили домой на побывку.

После короткого отпуска – снова фронт. Бои шли уже за освобождение Белоруссии. В Пинских болотах прадеду с товарищами пришлось долго просидеть в холодной трясине. Ноги у них промерзли, вены вздулись. Но задание они выполнили.

Освободив нашу страну, прадедушка с боями прошел еще пол-Европы, взял Берлин. И главная гордость нашей семьи в том, что он принимал участие в штурме Рейхстага. Весь город был уже в руинах. Всем было понятно, что война вот-вот закончится победой нашей страны, но немцы как будто все еще на что-то надеялись. Сопротивлялись. А за Рейхстаг вообще насмерть бились. Своим детям прадед рассказывал, как один раз, во время передышки, передвигались они вдоль разрушенного дома и натолкнулись на двух немцев. Наши уже вскинули оружие, чтоб уничтожить врага, но тут один из них взмолился, что у него дома пятеро детей. Столько же, сколько осталось у моего прадедушки! Не стали они убивать тех немцев. А они им за это еды принесли.

Совсем немного оставалось времени до дня капитуляции немцев, на самом исходе войны прадедушка получил еще одно ранение, самое тяжелое. От близкого разрыва снаряда в спину прилетело несколько осколков. Один из них оказался недалеко от сердца. Именно поэтому фронтовые хирурги и не стали оперировать. Слишком опасно было.

С ними и вернулся после госпиталя домой, к семье, солдат Коваленко. Снова пошел работать в колхоз. Один осколок сначала мирно сидел на своем месте, потом начал движение. Пробравшись поближе к выходу, стал сочиться, гноиться, нарастала шишка.

Не брались врачи за фронтовика. Только когда в Каратуз приехал работать хирургом Ю.М. Прибытков, прадедушке была сделана операция. Юрий Максимович отдал тот осколок своему пациенту на память.

И Пинские болота тоже оставили о себе память: с одной ногой было так плохо, что встал вопрос об ампутации. Однако, все взвесив, хирург сказал своему пациенту-фронтовику: «Так ты еще поживешь, а операции можешь не выдержать».

Потом пошли внуки, теперь уже и правнуки. Два его внука по просьбе деда-фронтовика были названы Андреями – в честь погибшего у него на глазах друга, в том числе мой папа. Наш прадедушка как будто всю жизнь чувствовал вину за то, что выжил в той воронке, а его друг и командир – погибли. Свои заслуженные боевые награды никогда не надевал, некуда было и некогда: работал до седьмого пота, чтобы прокормить такую семью. Орденами и медалями играли самые маленькие в семье. Все мы гордимся тем, что прадед вложил свою немалую долю в освобождение страны от фашистских захватчиков.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

18