Меню
12+

«Знамя труда». Общественно-политическая газета Каратузского района

02.04.2021 09:06 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 14 от 02.04.2021 г.

Трудиться честно и достойно

Автор: Амалия Паарк
корреспондент

Алексей Максимович в мастерской. Этот лагунок он сделал в прошлом году

Кто сегодня готов сказать, что смог освоить и, мало того, добиться успеха в нескольких специализациях? Скажем, в двух-трех направлениях можно и сейчас реализоваться. Но, как правило, в современном мире машин и технологий человек выбирает одну профессию. При этом учится всем тонкостям и нюансам, заложенным в ней, годами, затем проходит курсы переподготовки, повышения квалификации и т.д. А ведь раньше, в довоенное и послевоенное время, люди умели очень многое, как говорится, и швец, и жнец, и на дуде игрец. Вот пример этому. Наш земляк Алексей Максимович Володкин самостоятельно освоил десять профессий, среди которых лаптеплетение, хлебопечение и механизатор. 29 марта Алексею Максимовичу, старожилу Ширыштыка и герою нашего повествования, исполнилось 90 лет. Самое первое ремесло постиг он в детстве, опаленном войной.

Сергеевка. Сейчас исчезнувшая с карты района, забытая всеми деревенька, а раньше для многих была началом пути, родным уголком необъятной России. Более 30 дворов, четырехлетняя школа, промартель, специализирующаяся на производстве столярных изделий: работники изготавливали деревянные колеса на телеги, сани, дуги на упряжь, бочки, ведра, лагунки, лопаты. Жила деревня. Здесь в 1931 году и появился на свет наш юбиляр. К этому времени в семье уже было две старших дочери: Мария 1925 года рождения и Татьяна – 1929-го. Вскоре семья расширилась: родились Надежда, Василий и Михаил. Ребятишки мал мала меньше. Многодетные родители трудились не покладая рук. Глава семьи – в промартели, мать – на своем и государственном огороде. Но все равно не хватало средств. Тогда отец нанялся в Тигрицкое работником к богатому хозяину и всю семью перевез туда. Тяжело жили, однако, когда настало время Леша пошел в школу. Вот только закончить ее не удалось. Через три года после переезда пришла война…

– Тогда, 22 июня 1941 года, на площади собралось много людей, – вспоминает Алексей Максимович. – Объявили, что на Советский Союз без объявления войны напала фашистская Германия. Бабы ревели, ребятня тоже. Мы тогда даже представить не могли, что это значит, но было страшно. Взрослые вмиг посерели лицом. Отца сразу забрали на фронт.

Оставшись без главы семьи, решили вернуться в Сергеевку. Там хоть земли вдоволь, здесь – лишь небольшой клочок. Такую ватагу ребятни никак не прокормить. Собрав нехитрый скарб, мать со старшей сестрой повели корову, за ними и малышня потянулась. Шли пешком через Черемушку. Вернулись в свой дом.

На тот момент Алексею исполнилось 10 лет. В школу он не пошел. В семьях, где детей поменьше, полегче жили, а многодетным совсем туго приходилось. Настали такие времена, которые без горечи и слез не вспомнить. Нечего ни одеть, ни обуть. Про еду говорить не приходится. Как весна наступала, рвали траву всякую, в том числе щавель. Мать из него щи варила, примешивая немного сыворотки от сбитого масла или остатки молока (кисломолочные продукты все отправлялись на фронт). Ох, и вкусные были, вся ватага только ложками успевала махать. В артели сеяли немного пшеницы, около 70 гектаров. Техники не было, и дети боронили землю, босиком шлепая по полям, сеяли зерновые, собирали колосья после жатвы. Своего приемного пункта в Сергеевке не было, приходилось, запрягая бычка, везти продукты на телеге в Ширыштык.

Спасал огород. Только вскопать его нужно было своими руками. Что вырастишь – то и на стол соберешь. Даже кукурузу выращивали, чтобы из нее лепешки печь. А чтобы смолоть из нее муку, приходилось ехать, опять же на запряженном бычке, в Киндырлык, что за 10 километров от Сергеевки находился, да еще и в очереди на мельницу отстоять весь день. А бывало, и не успевали ребятишки смолоть муку и оставались ночевать. Вот тогда еще десятилетний Леша, оставшись главным добытчиком семьи, научился плести лапти. Из коры тальника, которого море вдоль рек и стариц растет. Сдирал мягкую кору и после подготовки особым способом вплетал лычки и закреплял, чтобы крепкие были. Так умение лапти делать стало его первой специальностью. Да так ладно они у него выходили, что пользовались спросом в соседнем Киндырлыке. Сестра туда относила по несколько пар. Одну такую обувку можно было обменять на три килограмма муки. Так и жили потихоньку, в нескончаемых заботах и ждали, когда же конец будет этой проклятой войне.

Бондарь-столяр

Закончилась война. Вернулся отец. Стал столярничать и сынишку к делу пристроил. Леша помогал и помаленьку набирался опыта. Вскоре уже сам мастерил бочки, кадушки, ведра, лагунки, маслобойки. А это не так просто, как кажется. Сначала нужно материал заготовить: по осени кедровые стволы из Савельевки, находящейся в 5 км от Сергеевки, привезти. Там тайга богатая на кедрач была. Из древесины накалывали «клепки» и уже зимой в мастерской выстрагивали по шаблону будущие бока кадки. Потом собирали на железный обруч – в зависимости от объема будущего изделия, если делать маслобойку или лагунок – меньшего диаметра, если бочку, то большего. Вымерить циркулем дно и заутолить – так выстрогать, чтобы в выемки по дну встали все планки и можно было их собрать без искривлений, а затем сжать весь круг. Сейчас такое ремесло и вообразить невозможно без разнообразных станков, шлифовальных машин и т.д. А тогда – пилы, топоры – вот и все спецсредства, главное – знать, как руки приложить.

Моряк, повар-хлебопек

Столярничал он до ухода в армию. В 1951 году призвали. Служил в погранвойсках на границе Абхазии. Их застава располагалась на берегу Черного моря. Тут новобранцу пришлось освоить еще одно ремесло: повара и пекаря. Выбора особо не было, некому печь хлеб, а до ближайшего города от заставы 70 километров пути, да и не привык парень отлынивать от обязанностей и приказы обсуждать. Надо – значит сделаю. Взялся. А раз так, нужно, чтобы хорошо выходило. Через день квашню заводил из 30 кг муки, накормить нужно было 30 человек состава, да и жены офицеров на солдатской кухне брали хлеб. Уж очень вкусный получался. Так в военном билете перед дембелем и записали «отличный повар-хлебопек». Ему удавались и другие блюда. Все, что в меню положено, то и научился готовить. Даже перловку отменно приноровился варить, даром, что в огромной кастрюле, а рассыпчатой получалась, зернышко к зернышку.

Конечно, парень из глубинки был впечатлен местными красотами и природой: здесь зелено почти круглый год, а если снег землю и прикроет, его за чудо местные принимают. Да и лежит он недолго. А сколько фруктовых садов в деревнях, расположенных по соседству. Сибиряк здесь впервые попробовал вишню, черешню, виноград. Солдатам на 7 ноября – День Октябрьской революции 1917 года в России и проведения военного парада на Красной площади в 1941 году – целый газик фруктов на заставу привозили.

А море вообще завораживало паренька. Прежде он не мог вообразить, что есть такие бескрайние глубины, уходящая за горизонт водная гладь. Какое оно красивое, море. Порой шумное, а когда и тихое, словно затаилось и копит для чего-то мощь. Однажды Алексей решил испытать себя на прочность – покупаться в шторм. Сине-зеленые гребни высотой с дом с такой силой к отмели шли и такой оглушительный рев стоял, что парень быстро осознал, что тягаться со стихией бессмысленно, – еле выбрался. И больше уже не рисковал.

Механизатор

Вернувшись со службы на родину, решил попробовать себя в новой специальности, уже технической, и поехал учиться в минусинскую школу механизаторов. Через шесть месяцев молодой специалист вернулся в Сергеевку, да не пешим порядком, а уже на выданном от государства тракторе – единственном на всю деревню. В то время в сергеевском отделении Амыльского совхоза держали два гурта крупногорогатого скота. Разделив смены с братом, поднимали целину под поля, привозили сено на стойбище. Днем – на совхозном земледелии, вечером – на частных дворах обрабатывали огороды. Личная жизнь, несмотря на занятость, тоже устроилась. Мария Антоновна Зуева еще в армию его провожала и дождалась. В мае 1955 года молодые поженились. Жена работала в сельсовете секретарем, потом заведующей клубом. Пошли ребятишки: в 1956 году родился первенец – Володя, в 58-м году – Галина, 60-м году – Ольга.

Ребятишки отца почти и не видели. Он то на тракторе, то в мастерской. Столярное дело Алексей Максимович не бросил, а наоборот, приобретал опыт и мастерил уже не только лагунки и бочки, а делал мебель: буфеты, комоды, круглые столы, стулья. Свой дом обустроил и родным помог. Да и хозяйство развели свое. Коровы, свиньи, овцы, куры – чего только не водилось на подворье. А еще разведение пчел стало любимым делом. Начинал с одной колодки, а затем 15 семей держал. К тому же каждый год во время отпуска он уходил в тайгу – за соболями. Заключал договор с заготконторой – и на выделенный участок, на промысел.

Достаток есть, хозяйство в крепких руках. Можно жить спокойно, детей растить. Ан, нет. Не любит, видимо, судьба, когда ладно все. Занедужила супруга. Да так, что вылечить не смогли ни в райцентре, ни в городе. Остался Алексей с тремя ребятишками один. Позже пробовал мать для детей привести в дом. Однако не выходило ничего. Вроде как не нужны чужие дети никому. Так и растил их помаленьку. Вскоре заприметил он Анну Вениаминовну Конюхову. Она работала кассиром Амыльского совхоза и развозила по деревням зарплату работникам. Приглянулась Алексею спокойная и красивая женщина, которая тоже овдовела, оставшись с двумя детьми, а как подойти, не знал.

Однажды, приехал он за очередной путевкой на заготовку пушнины и встретил заплаканную женщину в конторе. Состоялся между ними диалог, за каждым простым словом – смысл, понятный лишь двоим.

– Ну-ка, пойдем выйдем, – говорит Алексей, беря Анну за локоток и уводя на улицу. – Ты чего ревешь?

– Вот, ревнует меня Пушина к мужу своему. Что хошь, то и делай, говорит, но чтобы даже глаз не ложила. А не нужен ведь он мне. Работаем в одной конторе. Хоть впору замуж идти за кого-нибудь.

– Погоди, не выходи.

– А что?

– У меня трое ребят. Как ты на это смотришь?

– А причем дети, у меня тоже двое. Я детей не боюсь.

Ей 35 лет было, ему – 36. Все еще впереди. И действительно, сладилось у них. Алексей Максимович с детьми и хозяйством переехал в Ширыштык. Здесь устроился в совхоз трактористом. На двоих – пятеро ребятишек. Анна Вениаминовна не обделяла вниманием никого. Все добротой и лаской согреты. Прожили вместе 45 лет в любви и согласии. Вырастили и выучили всех. Дали им старт и опору. В отчем доме всегда слышался детский смех. Сначала ребятишек, а потом уже и внуков со внучатами. Глава семейства, когда вышел на пенсию, стал мастером-наладчиком по обслуживанию тракторов и комбайнов. Потом еще 7 лет проработал завхозом в школе. Не было дня в его жизни, чтобы он не трудился, совмещал это с хлопотами по хозяйству, заготовкой дров, пчеловодством и походами в тайгу. Он ветеран труда Российской Федерации, имеет пять юбилейных медалей в честь Победы в Великой Отечественной войне.

Шесть лет назад не стало Анны Вениаминовны, и их большой дом без нее не тот. Алексей Максимович перешел во времянку. У него тепло и уютно, а еще скоро окотится любимица – кошка Мурка. Придется раздавать подарки внучатам.

Несмотря на свой почтенный возраст, наш герой не сидит без дела. Вскоре проснутся пчелы (три семьи держит хозяин), нужно будет ульи проверить, подкормки наготовить – на первую пору. Начнет оживать лес в округе, Алексей Максимович сядет в свой Т-16 и поедет за березовым соком, чтобы заготовить на зиму для всей родни исключительно вкусный квас. А на юбилей к нему съедутся все родные и близкие: 13 внуков и 23 правнука. Вот какое богатство у старожила Ширыштыка. Такие люди, считающие труд основой жизни, заряжают оптимизмом. В этом человеке столько силы и желания жить, творить, созидать, что на него хочется равняться. «ЗТ» желает ему долгих лет и крепкого здоровья!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

91