Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Каратузское
05 декабря, вс
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Каратузское
05 декабря, вс

Есть общая цель – человека вырастить

5 октября 2021
29

Извилиста дорога от родного порога Каждое утро учитель технологии моторской школы Сергей Александрович Бычков уверенно шагает по широкому коридору, успевая отвечать на бесконечные детские «здравствуйте», до своего кабинета-мастерской. И за эти три года, что он преподает здесь, он выучил всех этих мальчишек и девчонок. Это профессиональная привычка – понять, принять каждого ученика, ведь только так и подбираются те самые «ключики» к детским душам. Более чем 30 лет педагогической деятельности говорят сами за себя. Как и то, что дверь его кабинета бесконечно открывается, и в проеме мелькают любопытные физиономии, чтобы просто поздороваться. – Смотрю на них и вспоминаю себя. Я родился здесь, в Моторске. Правда в моем детстве школа была другая, это здание построили уже после нашего выпускного. Конечно, и сама система образования была совсем не такой, и мы, дети, иными. Росли все вместе – единым коллективом. Обычные сельские мальчишки, со всеми присущими тому времени привычками и увлечениями. И уж, конечно, любимые уроки – труд и физкультура. Всегда с утра до ночи в делах и заботах. Мир познавали в реальности, а не фантазировали, глядя на экраны телефонов. Просто росли, учились, гоняли мяч, пели, маршировали. Советское детство. И стереотипы в нас жили тоже советские. Как без них? Именно следуя этим традиционным в стране советов понятиям правильности, в 1977 году, по окончанию школы, меня отправили поступать в шушенский техникум. Честно, очень не хотелось, тогда еще поговорка такая была: «Кинь валенок, в механика попадешь». Но считалось приличным получить специальное образование, а много ли возможностей у селян? Да и с родителями как-то не принято было спорить. Вот и уезжали мы дружно классами в города: девочки – в педагогический, мальчики – в сельхоз. Механиков, действительно, было пруд пруди. Но продержался в Шуши недолго. Кое-как закончил год, забрал документы и отбыл в армию. Служил на границе. Вернулся домой. Поступил уже в красноярский техникум. Выбрал направление агрономию, но надо заметить, что основным направление этого учебного заведения была подготовка руководящих кадров для сельского хозяйства. Так в дипломе и написано «агроном-организатор». Тогда эту «поповскую школу», как ее называли студенты (фамилия директора техникума – Попов), закончили десятки земляков. Через пару лет прибыл новоиспеченный агроном в родное село, устроился в совхоз бригадиром. Моя вотчина была на Аксютиной бригаде. Я всегда говорю, что сельское хозяйство – тяжелейшая отрасль народного хозяйства. Но тогда был молод, полон сил, все получалось. И все же чувствовал себя не на месте. Попробовал себя и в политической деятельности. В райкоме решили продвинуть меня по партийной линии. Я же коммунистом стал еще в армии. Вот и стоял на заметке в райкоме. А тут покинул пост секретарь комсомольской организации совхоза, меня и назначили. Но карьера не сложилась. Если честно, стыдно было ездить по полям звездочки на комбайнах рисовать. Бумаги, отчеты, общественная деятельность. На поле приедешь с пламенными речами, а глаза не знаешь куда деть. Я ведь знал, что за труд у механизаторов, с которыми рядом пыль в полях глотал, и нужны ли им все эти митинги. В общем, оставил эту деятельность и вернулся в поля. Казалось, все наладилось. Женился, работал, сын рос. Как назвать тот переломный момент, даже не знаю. Печальный случай стал для меня счастливым, звучит нелепо, но так и получилось. Друг, что жил в Красноярске, умер. Прощались с ним здесь, в родном селе. На похороны приехали его коллеги из красноярской гимназии. Вечером разговорились, и они предложили мне переехать в город, на место товарища. Мне показалось это неправильным, отказался. А через пару месяцев позвонили прямо в совхозную контору и пригласили меня в Красноярск. Съездил, поговорил, посоветовался с семьей и принял решение. Это было самое начало перестройки, но уже стало понятно, что дальше будет сложно. Собрал чемодан и отбыл. Гимназия в Красноярске. Я принят завхозом. Первый год жил там же, при школе. С обязанностями справлялся исправно. Почувствовал себя счастливым и нужным, словно обрел свое место там. И через год поступило предложение взять несколько часов уроков труда. Согласился, не раздумывая. Естественно встал вопрос о профессиональном образовании. Уезжать куда-то на сессии возможности не было, а факультеты трудового обучения были только в Абакане и Новосибирске. И по совету директора выбор остановили на начальном образовании. Так и получилось, что по диплому я – учитель начальных классов, а по призванию – учитель труда. Дети… Они всегда разные, в каждом есть свои изюминки, свои истории. И чтобы стать успешным педагогом, нужно уметь рассмотреть в них личности. Мне всегда интересно, каждый день в школе приносит новые впечатления и мой предмет подразумевает постоянные изменения – аксиом в труде на предусмотрено. Конечно, есть вечные правила, но всегда можно чуть изменить программу, внеся коррективы, соответствующие современности. Мне нравилось учить мальчишек простым навыкам, которые в жизни необходимы. В прошлой системе образования все было интереснее. Мы могли с учениками действительно заниматься делом – результат был всегда реален. Взять в руки кусок древесины и сделать нужную вещь своими руками – лучшая мотивация для подростка. И главное, я как учитель понимал, зачем я здесь, с ними. Что говорить об этом?! За столько лет учеников считаю сотнями, и никто из уже взрослых людей не сказал, что уроки труда были ненужными и бесполезными. Простейшие навыки домоводства у девочек и ремесла у мальчиков помогают в жизни. Вспомните – пока сильная половина учится элементарно вбивать гвозди, девчонки торты пекут, а потом вместе угощаются. Тогда мы воспитывали детей. Общие учеба и работа сближали коллективы, учили ответственности. Сегодня… Когда дверь в кабинет технологии моторской школы открылась, показалось, что шагнула в прошлое. Светлая комната, ровными рядами стоят деревянные верстаки, на столах – тиски, у стен – станки дерево- и металлообработки. Своеобразный запах дерева, краски, металла. По стенам – плакаты по технике безопасности, кажется, родом тоже оттуда – школы прошлого века. А преподаватель улыбается – да, оборудование еще советского производства. Не без гордости Сергей Александрович заметил, что абсолютно все станки рабочие. – Они старенькие, но еще современным станкам фору дадут, – утверждает преподаватель. – Вот только сейчас все это больше простаивает. Не предусмотрено в современных программах обучение выполнению практических работ, а если и есть на то часы, то их минимум. Сегодня школа иная. Теперь у нас упор на технологии, – сокрушается Бычков, – на проекты и макеты, не зря же и предмет теперь называется «Технология». Уже не учим работать руками, все больше мотивируем думать, искать информацию и расписывать на бумаге. Но ведь сколько ни рисуй, а пока в руках не согреешь кусок древесины, не приложишь к нему усилий, не поймешь, как полено скалкой становится. Понимаю, что программы обучения не с потолка свалились, нам их министерство прорабатывает, но от этого не менее грустно. Мы перестали учить детей трудиться. Неправильно это. Это моя личная точка зрения, думаю, ее разделяют многие. Вот сейчас сделали классы неделимыми. Раньше после начальной школы девочки отправлялись заниматься своими премудростями, а мальчишки – мастерить. И одни старались готовить кушать и шить, другие – пилить, строгать. А чему сейчас учить всех враз? Вместо стоящих дел занимаемся чтением технологических карт, пишем конспекты и проекты. Да и то… Вот убрали из школьной программы черчение, они сейчас элементарный рисунок создать не могут, не говоря уже о том, чтобы сделать чертеж по канонам. А как же им потом поступать в технические вузы, где основное – чертежи? Современные школьники мастера в другом. Дай волю – ни на минуту от экранов телефона не оторвутся. У них вся жизнь – там. Вот только наша сельская реальность – совсем иное, и разочарование неминуемо, чтобы картинка красивой и легкой жизни не совпадает с настоящим миром наших ребят. Понимаю, интернет – великая сила. Сам с удовольствием использую – найти что-то интересное. Время не стоит на месте. Сейчас очень много технологий по обработке древесины, изготовлению поделок. И я ищу новенькое, отрабатываю сам, предлагаю детям. У меня первичные навыки работы с детства заложены. А мальчишек приходится учить в процессе. И опять не стыкуются у меня в журнале теория и практика. Вот так и преподаем. Сейчас начало что-то меняться, заметили государственные мужи провалы в патриотическом и трудовом воспитании. Количество учебных часов по предмету увеличили вдвое. Вот только к этому бы еще рекомендовали практики больше. Не все из прошлого нужно возвращать, но вот момент трудового участия учеников в жизни школы стоило бы восстановить, чтобы дружно чистить, строить, мыть. Вот оно и трудовое, и патриотическое воспитание. Надеюсь, так однажды и будет. А пока теряюсь в размышлениях, чем занимать воспитанников во время учебного процесса, сколько не читай инструкций, интереснее не станет. Как втягивать их в учебный процесс? Конкурировать с мессенджерами и соцсетями все сложнее. Там все просто, доступно, найдется на любой вкус и цвет. По потребностям каждому. У части ребят на первом месте совсем не знания. Не секрет ведь, что есть и те, кто идет в школу покушать и провести время. Все сложнее выстраивать отношения. Сложно педагогам. Даже нам, казалось бы, самым демократичным физрукам и трудовикам. Стараюсь услышать каждого. Говорим с ребятами обо всем, что их заботит, беседа не мешает, даже если руки заняты. Ориентируюсь на то, что им любопытно, на имеющиеся ресурсы, и выстраиваю уроки в соответствии с этим. Освоили 3D-моделирование. Из картона, фанеры. Красиво получается, интересно. Выжигаем целые картины. Каждую вещь, сделанную своими руками, юные мастера забирают, хранят дома или дарят. В любом случае – в этом изделии его усилия, желания, работа. И они дорожат именно этим – сделал сам! Душой отдыхаю, когда приходит время занятий на кружке. Тогда снимаются чехлы со станков, мастерская наполняется шумом. Приходят те, кому в радость работать с деревом. Мальчишки с удовольствием творят. А я учу, помогаю, подсказываю, рассказываю. И мне очень нравится наблюдать за процессом. На их лицах все: сомнения, разочарования, усердие, радость успеха. И пусть после уроков заниматься их приходит с десяток, я рад – это те, кому интересно. Есть «хотение», придет и умение, я научу. Беречь минуты счастья Время летит, не заметишь. Считать года не стоит, скорее, нужно беречь в памяти события. Мой первый урок в школе, новоселье в светлой большой квартире в центре города, счастливые улыбки супруги и детей. Встречами и долгими разговорами с бывшими учениками – первые уже совсем взрослые, состоявшиеся или не совсем успешные, я дорожу каждым из них. Первый звонок и последний – из года в год. И гордость от того, что и ты вложил немного своей души в каждого из повзрослевших учеников. И немного грусти. Кажется, еще слышен тот звонок, что переливался звуком, на твоей линейке, жаль он все дальше. И понимаешь – не вернуть. В жизни шагать можно только вперед. Так получилось, что пришлось вернуться в родной район. Пришло время ухаживать за родителями. Мамы уже, к сожалению, нет. Но я очень нужен старенькому отцу. Приобрели квартиру в Каратузе, обустроились. Подумал, может, еще пригодится мой педагогический опыт здесь, в районе. Обратился в отдел образования, и повезло – часы нашлись в родном селе. Мы изменились: и я, и моя малая родина. Но по-прежнему спешу сюда, к детям, к друзьям. Берегу традиции школы, радуюсь новому. Вот сменился руководитель. Он еще молодой, опыта набирается, но школа наша уже начала меняться. Казалось бы, мелочи – посуда в столовой, крыльцо аккуратное, оформили фойе и столовую… А на душе радостно, к лучшему перемены. Может, и в образовательном процессе изменения будут, поймут в министерствах и ведомствах, что развивать личности нужно гармонично. Нет неважных наук в образовании, есть общая цель – человека растить.