Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Каратузское
28 ноября, вс
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Каратузское
28 ноября, вс

Их край мира

14 сентября 2021
0

Несколько километров по трассе от Моторска, и вот он, поворот с указателем «Таловка». Километр дороги, и стена Иван-чая переливается под августовсим солнцем оттенками сиреневого. Даже странно, обычно на пустырях крапива, а здесь все вокруг цветет. Словно природа украсила остовы старых домов, чтобы не было видно глазниц окон, – улицы пусты. Жилыми остались лишь три двора, на разных концах когда-то большой деревни. Нет, здесь созданы условия для жизни даже тех нескольких жителей, что еще держатся за родную землю. Электричество, дорога, автобусное сообщение, вот совсем недавно сделан водозабор, выкопаны водоотводные канавы. И даже памятник воинам, павшим в годы Великой Отечественной войны приведен в порядок. Именно он, аккуратно окошенный и покрашенный, привлекает внимание. Жизнь в Таловке еще теплится. Отправились в гости к Борису Исламгалеевичу Исламгалееву и Валентине Петровне Тюниной. Самый крайний двухквартирник на верхней улице, когда-то такие строили для работников во всех сельхозпредприятиях района. Одна половина пустует, а вторая – жилая. Дорога к этому дому еще не совсем заросла, проехать можно. Гости бывают часто, а хозяева рады каждому. – Родом я из Пермского края, – начинает рассказ Борис Исламгалеевич, – случайно сюда в Сибирь попал. Там, на малой родине, в колхозе работали сызмальства. А потом захотелось уехать учиться на агронома, а председатель отказался отдавать паспорт. Мы с другом обиделись, да и удрали из деревни. Вот так, без документов, и приехали сюда. Здесь жил какой-то родственник товарища моего, к нему и подались. Друг потом вернулся обратно, а я прижился тут. В Таловке дали работу, первое время снимал комнатки у местных. Выправил документы и уехал учиться на водителя, а потом ушел в армию. Отслужил в Польше и вернулся сюда. Тогда здесь было отделение совхоза. Животноводческие фермы. Вот на них я и трудился, скотником, трактористом. В этой отрасли всегда есть чем заниматься, круглый год, без выходных и праздников. И так всю жизнь. История Валентины Петровны мало чем отличалась. Полтора десятилетия назад они остались одинокими и однажды приняли решение жить вместе. – Вдвоем веселее, – подхватывает рассказ женщина. – Мы здесь сами по себе. Много лет уже вместе. У меня сын живет в Моторске, приезжает часто. А так… Да все хорошо у нас. Еще крепкий на вид мужчина, пожалуй, количество прожитых десятилетий выдает лишь неровно остриженный ежик белоснежных волос да руки – огрубевшие, большие. Хозяйка – маленькая, худенькая, подвижная. Улыбается, говорит без умолку. В комнатах – полумрак от зарослей кустарников за окнами. Лишь тонкие солнечные зайчики пробиваются сквозь зелень, рисуют причудливые узоры на полах и стенах. Их не удерживают простенькие занавески на окнах. Внутреннее убранство времен развитого социализма, с элементами старины – сундуки да буфеты. На столе в кухне пакеты с продуктами, буханки хлеба, бережно прикрытые салфеткой. На тумбочке – современная плазма, телевизор в доме – самое дорогое. Это связь с миром, дающая повод для рассуждений и споров. Мировые конфликты для них – действительно только повод покачать головой и поговорить. Едва ли все то, что сегодня загружает головы общества, их особенно заботит. Они словно застыли в своем, особом, времени, а у него тут свой ход – никуда не спешащие часы. Небольшой пятачок прокошенной травы у дома, а дальше – лес, затянувший все повсеместно. В кустах бродят животные с подворья. Здесь не нужно соблюдать нормы выгула – незачем. Как говорят таловцы – нет у них проблем. Надо в магазин? «Нива» у дома, собрались и в путь. В соседние села, в райцентр, в аптеку, по магазинам, если нет желания заводить автомобиль, то до остановки недалеко, можно и на автобусе ехать. Гости к ним заезжают часто, через Таловку идет дорога в лесосеки, и бригады не проезжают мимо, обязательно заглянут на огонек. В межсезонье оставляют технику под присмотр. И не забывают подвезти дров. Пенсионерам на радость. – День начинается с рассветом, – с улыбкой говорит Валентина Петровна, – летом просыпаюсь в пять утра, подтапливаю баньку, чтобы воду согреть. Водопровода нет, зато ручьи идут прямо по ограде. Дальше утренняя дойка, у нас четыре коровы. После кормлю, пою, отправляю на улицу всех. Молоко нужно прибрать. На столе всегда сметана, творог, масло. Обеспечиваем семью сына. Остальное – на выпойку телят, поросят. Потом – навести порядок, приготовить покушать – обычные женские хлопоты по дому. Есть огород, ухоженный уголок зелени в окружении зеленого забора из смеси кипрея и крапивы, растим все овощи. Так что и долгого летнего дня мало, а зимой хоть забот поменьше, так и день короток. Серьезные дела, требующие особого мужского внимания, – это ежедневные обязанности Бориса Исламгалеевича. Не все теперь по плечу, но все же сдаваться на милость лет он не собирается. В сезон «тихой» охоты они частые гости в перелесках – собирают грибы и ягоды. Давно куплена квартира в Моторском, поближе к цивилизации. Вот только переезжать категорически отказываются оба. – А зачем? У нас здесь есть все. Телефон – мы всегда на связи. И не только с местными, раз в неделю обязательно созваниваемся с родными в Пермском крае. Отправляться в путешествие уже сложно, но узнать, как дела и здоровье, можно в любой момент. Всего хватает. К медикам регулярно наведываемся, здоровье поддерживаем. Власти без внимания не оставляют, если что-то не так – решают. Нам хорошо здесь, дома, вдвоем. Три двора еще живы. А между ними читаются улочки, что бежали от края до края. Теперь ветер гуляет в пустых избах, еще стоящих на обочине дороги. Вот он рай для любителей тишины и свободы. Приезжай, обустраивайся, живи… Рыжий красавчик-кот, лежа у ворот, греется в лучах августовского солнца. На скамейке у покосившегося палисада рядышком сидят двое. И тишина вокруг, напоенная стрекотом кузнечиков и журчанием воды. Где-то там, далеко, шумит большой мир, радуется и плачет, это там войны и проблемы. А здесь, на краю света, благодать. И замершее время.