Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Каратузское
09 декабря, чт
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Каратузское
09 декабря, чт

Кружевных дел мастер

25 июня 2021
2

Каждый из нас однажды делает первый шаг … – Сюда, в Каратуз, меня привезли из Туруханска совсем маленьким, и больше никуда не отлучался, разве что в армию. Так что считаю себя коренным каратузцем. На этих улочках прошло мое детство. Очень, скажем так, насыщенное. Семья проблемная, денег всегда не хватало, зато у меня были три младших брата. Может, потому и повзрослел очень рано. Есть такие ситуации, в которых выбора не остается, так и у меня – хочешь есть – иди работай. Благо, времена были немного иные, и пацану было чем себя занять. А я старался. Взял на себя обязанности по дому и двору, помня о словах деда, что двор – лицо мужика-хозяина. Вот я и старался быть мужиком. Дружная компания мальчишек. Мы всегда были заняты. Возможность утолить бесконечное любопытство была в колхозе. На конюховку или на ферму бежали, чтобы прокатиться на лошади. Но сначала нужно было наладить контакты со скотниками. Замечу, договаривались очень быстро. Хотите кататься, вот вам лошадь, вот сани, и в путь – до силосной ямы, накидываем в сани корм и на ферму – раздавать коровам силос. И накатаешься, и наработаешься, а главное, сколько радости приносил этот труд. Но для меня самым интересным миром была кузня. У кого-то из нашей команды там работали деды, потому нам позволялось иногда войти в этот цех. Замирали в уголочке и наблюдали, как под умелыми ударами рождались простые, но нужные вещи. Там гнули скобы, делали подковы, запчасти – да любые мелочи, которые всегда необходимы в хозяйстве. А уж когда нам разрешали дырочки в подковах пробить, и вовсе предела восторгу не было. Чуть подросли, товарищи обзавелись велосипедами, мне и мечтать не приходилось. Но зато были те, у кого нашлись старые запчасти. Вот так, с миру по нитке, я и собрал свой первый велик. А потом уже с удовольствием ремонтировал эту нехитрую технику всем. Не было никаких мастер-классов или наставников – сам доходил до устройства механизмов. Лет в 10 зацепила еще одна идея – кроликов разводить. Так мы с мальчишками еще и соцсоревнования устраивали – у кого результат выше. Сам строил клетки, кормил, ухаживал. Поголовье доходило до 300 штук. Вел специальные дневники, в них заносил все данные. Все было очень серьезно. Но к 13 годам мне это надоело, и я занялся спортом. Первым тренером по дзюдо был А.Г. Марьясов, а потом А.И. Савченко. Я добился высоких результатов, стал кандидатом в мастера спорта, заодно поступило предложение ехать учиться в школу тренеров. Альтернатива – армия. Выбрал второе. Сейчас иногда вспомнится детство, и становится немного грустно. Оно у меня как в военное время. Не помню каникул – работал. Я же старший в семье, значит, ответствен за тех, кто за мной. Потому и ключи подавал в колхозном гараже, и штурвальным был, и сушильщиком, и помощником отделочников, в 14 – уже самостоятельно пилил на станках половую рейку. За лето зарабатывал себе на одежду и все, что требовалось в школе. И везде и всюду внимательно следил за работой старших, старался делать, как они. А еще был заводилой в компании таких же, как и я, пацанов с улицы. В общем, выжил. А потом – армия вместо карьеры тренера. И не жалею. Это уже девяностые. Служить пришлось в военно-воздушных войсках дальней авиации. Часть в Дягилево, что под Рязанью, была сформирована буквально за пару лет до этого. Мы – техники – занимались ремонтом и обслуживанием самолетных узлов. Тогда из Чечни «раненые» машины часто прибывали. Снимали поврежденные агрегаты, восстанавливали и снова отправляли туда, под огонь. Там научился обрабатывать любые виды металла, зачищать, красить, подбирать компоненты. Но армия была не только школой ремонта авиатехники. Чего таить, солдат везде нужен. За забором новой части росла инфраструктура. Стройка шла повсеместно. А у замполита отец был отделочником с золотыми руками. И он взял меня подмастерьем. Вот где была школа! Я, по чести, и о материалах таких не слышал – делалось все «дорого-богато». Зеркальная плитка, мозаики, панно… Это было интересно и познавательно. И, конечно, я учился – плитку класть, швы затирать, запоминал рецепты растворов, кои были очень далеки по составу от привычных нам. Такая вот получилась армейская школа. Специалисты широкого профиля и в Вооруженных Силах нужны, предлагали мне остаться на сверхсрочную, но вновь победила альтернатива. Братья были еще малы, я был им нужен. Вот так шагал во взрослую жизнь. Слишком рано. Своих детей, как мог, берег от этого. У них детство было. Может, и не самое яркое и беззаботное, но оно было. Хотя иногда думаю, может, стоило учить ответственности с пеленок. Как знать… Дело жизни в судьбе прописано Домой вернулся, тут же сменил армейский китель на спецовку и вышел работать в колхоз, бригадиром в монтажную бригаду. Огромное хозяйство уже было на грани развала. Сами понимаете, финансирование, соответственно, никакое. Монтажникам и слесарям работы хватало – из ничего лепить «конфетки». Мы не успевали чаю выпить, уже «летели» на объекты. Показали мне, как работать сваркой, тогда я и взял впервые держатель в руку, скорее, от любопытства, чем по необходимости. Специалисты-сварщики из колхоза увольнялись, приходилось выкручиваться самому. Вот и делал, как умел. Вернее, не варил, а баловался. Тогда я, если честно, возомнил себя мастером. Да еще похвалили, и вовсе нос задрал. Услышали в ЖКХ обо мне, на работу пригласили. Как настоящему спецу объект дали. Никогда не забуду я тот колодец… Я же мастер. Залез, заварил, дал команду включать воду. И вот тот фонтан воды под давлением и смыл с меня спесь и мое «мастерство». Долго вода рвалась наружу, тогда не было ни сотовых телефонов, ни раций. И задвижки открывались в другом микрорайоне. В общем, было у меня время умыться… Дали два месяца на обучение, если справлюсь – останусь на работе. И вот тогда-то я и пришел к настоящим мастерам. Знаете, у каждого сварщика свой фирменный почерк. И сегодня я по шву отличу, чья работа, настолько внимательно я тогда изучал тонкости дела с каждым из тех, кто готов был делиться со мной. Иногда мастера буквально вставали за спиной и водили моей рукой. В коммунхозе тогда работали 10 сварщиков, и с каждым я пообщался, от каждого взял понемногу. Сварщик – это не просто рабочая профессия, это знания, внимательность, опыт, навыки и еще талант. Без него ничего не получится. В общем, месяца через три я перестал краснеть за свою работу. Швы уже ложились ровные и на теплотрассах, и в водопроводных сетях. Но совершенству нет предела, учусь и сейчас, перепроверяю сам себя постоянно. Кажется мне иногда, что кризисы в нашей стране – явление постоянное. Вот говорят об экономических спадах, но наверняка те, кто пережил девяностые прошлого века, тихо улыбаются. Вот тогда было сложно. Зарплаты мизерные, и те задерживают. А дома – семья и дети, кредиты, куда без них. И вот он кризис в каждой отдельной семье. Тогда я начал брать подработки. Как бы ни было плохо, а тепло и вода в домах нужны всегда. И где брать специалиста? «Выписать» услугу на предприятии – очень дорого, потому и искали варианты. Помню один из первых таких заказов: в единственный выходной день с раннего утра до ночи работал, а когда получил оплату, чуть не заплакал, мне на предприятии такую сумму за месяц не платили. Из коммунальщиков пришлось уйти, сумасшедшая работа, ни днем, ни ночью покоя нет. В любой момент могут поднять аварийную бригаду. Устроился в ветотдел слесарем. До четырех часов там, после – подработка. Потом перевели в кочегары, и вовсе стало просто. Сутки через трое, а в остальные дни – сам себе хозяин. Тогда еще не было компактных сварочных аппаратов. Как вспомнишь – огромные ящики-самоделы, напряжение не держали ни одни электропробки. Я такой брал в аренду у знакомого, сутки стоили 100 рублей. С тем и работал. А потом пришло решение заниматься тем, что по душе. Столько всего хотелось сделать… Набралась команда единомышленников, арендовали помещение, по случаю как раз бывшая кузня тоже входила в арендованные площади. Горн разводили часто. Это времена меняются, а потребность в хозмелочах остается. Да и выправить запчасть иной раз проще, чем новую купить. А еще это была возможность учиться художественной ковке. Вот так в огне горна рождались первые завитки. Кружева – дело тонкое Так и повелось: рутинная работа для денег, а для души – железное кружево. А вскоре я затратил огромные по тем временам деньги – 600 тысяч – и купил аппарат для ковки. И он два года просто пылился в углу. Не признавали клиенты такого новшества. Не зашло, как говорится. Кого-то отпугивала цена, но большинство носом крутили – как на кладбище… Пришлось прибегнуть к хитрости. Делаем ворота или калитку – ненавязчиво предлагаю пустить по верху завиточки, абсолютно бесплатно, в подарок… Все, что ни даром, все нужно. Мне позволяли такие шалости за мой же счет. Один, другой, третий … И вот уже стало модно украшать завитушками все. Давно оправдал затраты аппарат, и теперь пыль не успевает осесть. Люди поняли, что красиво – не значит очень дорого, зато долговечно и радует глаз. А уж как меня радуют такие заказы, и не представляете. В новой мастерской залиты идеально ровные полы, это наш рабочий стол. С упоением рисуем эскизы, потом выкладываем все это в натуральную величину и начинаем творить. Бывает по-разному, что-то ложится сразу, а иное – переделывать нужно. Иногда спорим с клиентами. Переписываем эскизы по несколько раз, вновь возвращаясь к первоначальному варианту. Иной раз на бумаге одно, а по факту – иное. Но я, как истинный художник, отстаиваю свои композиции очень настойчиво. И гарантирую неповторимость, не поставлено у нас вдохновение на поток, каждый узор оригинален. Люблю фантазировать. Такое иногда в голове крутится… Сажусь и рисую. А потом рождаются маленькие чудеса. Они не задерживаются обычно на выставке, обретают хозяев. А я рад, каждая моя фантазия воплощается в реальность и востребована. И тому, что у всех изделий есть свой дом. Это – лучшая награда мастеру. Вот карета давно была в планах, хотелось сделать для людей. Сделал. Подарил своему селу. Зимой сам взял гирлянды и украсил – стало ярко и весело. Люблю я такое дело – чтобы красиво и интересно, а если еще и ребятня там возиться начинает и смеяться, и вовсе праздник в душе. А что сейчас... Сейчас у меня полноценное предприятие. Я – индивидуальный предприниматель. Постоянных сотрудников двое, на сезонные работы принимаем еще как минимум шестерых человек. Зарплата не ниже минималки, сумма зависит от выработки. Полно техники – автомобили, тракторы, аппараты и оборудование. Стараюсь брать только новое. Кто бы сказал мне тогда, в самом начале, что сварка будет весом пару-тройку килограммов и ее КПД увеличится в разы, не поверил бы. Что в арсенале появятся столько инструментов-помощников. Да и не мог я представить, что бизнес станет таким серьезным. Сейчас в перечне оказываемых работ и услуг десятка два видов деятельности. Есть у нас мастера по всем направлениям. Можем просто взять сруб под отделку и сдать его владельцу уже готовым стильным и уютным жилым помещением. Весь комплект: электрика, отопление, отделка, потолки, косметические работы. К тому – грузоперевозки, приобрели миксер для бетона, готовы заниматься и этим. Выполняем все виды сварочных работ, монтаж инженерных сетей. Но любимым все же остается художественная ковка. Впрочем, важно все, главное, что делаю все это с добром в душе, создаю красоту. Время отдыха Если и есть то, чему я так и не смог научиться, это отдых. Категорически не умею это делать. Честно и искренне пытался. Пробовал уезжать в санаторий – это стало наказанием, невыносимо днями бездельничать. Едем в гости – я убегаю через сутки. Не могу останавливаться, даже если понимаю, что необходимо. Чем больше бизнес, тем меньше времени остается на «просто жить». Со временем утихли семейные ссоры, жена привыкла к моему постоянному отсутствию. Хотя я и тогда понимал, что ей нужен в доме муж, а детям – внимание отца, но так получается, что на первом месте у меня – работа. И не всегда в том моя вина, это те, первые, шаги до сей поры во мне – ты несешь ответственность за свою семью. Вот и стараюсь. Даже теперь, когда мои дети почти взрослые. Так нужно. Иногда позволяем себе дни маленького счастья – разом собрав вещи, отправляемся путешествовать. Ненадолго, но все же. Я устаю отдыхать. Есть только один вариант – сменить обстановку и доставить себе удовольствие борьбой со стихиями. Вверх по Амылу, в тайгу по бездорожью, так, чтобы приятная усталость свалила с ног. Вот такой досуг – это мое. Чтобы сил не оставалось. Время слишком скоротечно. Кажется, я только вчера бегал по этим улицам мальчишкой и собирал первый велосипед. А в зеркале уже совсем взрослое отражение. А так много еще хочется сделать. Мне не хватает часов в сутках. Рабочие дни не нормированы, а ночью, когда все затихает и суета останавливается, я сажусь за стол и рисую. Новые узоры, проекты, схемы. Рассчитываю, делаю сметы, готовлюсь к беседе с клиентами. Строю планы. Я так живу. Хочу сделать все вокруг хоть чуточку лучше. Ведь в жизни самое красивое – мир вокруг нас. Тот, в котором нет войны, детских слез, боли. Простой и привычный всем нам мир, с его грозами и солнечными лучами. И если я смогу украсить маленький его уголок своими делами, значит, все это не зря. Хочется, чтобы время заплутало, словно солнечный лучик, в завитках моих узоров. Они из металла, значит, почти вечны…