Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Каратузское
27 ноября, сб
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Каратузское
27 ноября, сб

За все я жизнь благодарю

11 июня 2021
1

Она родилась в 1940 году в Ширыштыке. Еще со школы яркая девочка с громким и четким голосом слыла яркой активисткой: пионерия, комсомол – всех одноклассников собирала и готовила школьные выступления на праздничные мероприятия, в художественной самодеятельности – всегда в первых рядах. Дружила и со спортом – любила скоростные спуски на лыжах, играла в сборной команде девушек по футболу. Любовь к вокалу передалась по наследству. Ее родители Архип Филиппович и Елена Еремеевна прекрасно пели. – Мама даже подшучивала над главой семьи: «Ты уж с песни ужин не начинай, дай поесть», – вспоминает Мария Архиповна. – У нас в роду все пели. Коли соберутся взрослые на торжество вместе, так застолье всегда с песней и музыкой удается. Стоит одному начать – все вступают. Я маленькая еще, куклу укутываю и тоже что-то себе мурлычу. С 15 лет наша героиня трудилась на ширыштыкском пенькозаводе. Девчоночьи тонкие руки вязали снопы конопли, после замачивания которых нужно было усердно мять растения, чтобы волокна хорошо отделялись, а затем – просушка полученной пакли и в дальнейшем скручивание в нить. Сложная работа в горячем цехе – от духоты сушилки кружилась голова, потому через несколько лет она ушла. Работала, где придется: кассиром в сельсовете, пробовала себя в торговле, но родители не позволили развиться навыкам продавца – сильно боялись, вдруг растрата случится, и дочка виновата окажется (тогда за такое могли и срок дать), на временных работах вершила скирды на покосах, в сельсовете сено метала и всегда возвращалась в клуб, петь песни о любви, о Родине, о героях и труде. Такую яркую молодую девушку с сильными вокальными данными сложно было не заметить, и вскоре специалисты районного отдела культуры предложили ей возглавить работу в местном СДК. – На моем пути встречались и удачи, и преграды, все пережила… А работу любила больше жизни, – рассказывает Мария Архиповна. – Тяжело поначалу пришлось. В клубе тогда ни баяна, ни баяниста не было, а как без песни под гармонь жить на селе? Никак. А еще руководителю ведь нужно уметь грамотно и правильно говорить, обладать навыками убеждения, чтобы расположить человека, уговорить его участвовать в творческой деятельности, ну и, конечно, содержать документы в порядке. Без помощи каратузских коллег не справилась бы. Многое подсказывали работники центра культуры: Анатолий Николаевич Назаров, Анатолий Павлович Булахов, Тамара Владимировна Верещагина, Лидия Ивановна Прокопьева. С их помощью удалось приобрести нужные инструменты, и для ансамблей в том числе. Когда на место художественного руководителя пришла Мария Карловна Галкина, дело стало спориться. Вместе нам любое дело по плечу. Как у нас девчата на балалайках играли, от души! Всем зрителям нравилась игра Валентины Алексеевны Черепановой и Фионы Семеновны Леоновой на этих исконно русских инструментах. Постепенно у нас со сцены начали звучать и гитары, и балалайки, и гармони. Образовался ансамбль «Амыльские девчата». А номера какие выдумывали! Тогда интернета не было, зато как пылали наши сердца, сколько энтузиазма, задора мы выплескивали на аудиторию. Наши активистки: Любовь Николаевна Шубина, учитель английского языка в то время, и Нина Лукинична Галкина, заведующая детским садом, – нашили из меха костюмы и поставили танец оленеводов. Как нам рукоплескали на выездных выступлениях. И места призовые занимали на смотрах. Второе место по району брали не раз. Это было ново, это было интересно. А какой хор мужской получился. В одно время до 40 хористов выступало. В основном составе солировали Александр Давыдович Галкин и Виктор Иванович Кожевников. Как изумительно слаженно сливались их сольные тембры в большое и мощное многоголосье. Учителя, работники конторы, детского сада, ветврач совхоза, другие работники – все приходили участвовать. Не песней единой Но не одними репетициями песен и танцев занимались работники сельских клубов. Вся наглядная агитация на директоре клуба и художественном руководители держалась. В то время был большой спрос за проделанную работу. Вставали в четыре утра, дома по хозяйству справлялись и бегом в контору на разнарядку, чтобы получить свежие данные, кто больше всех вспахал, посеял, еще нужно дать информацию о надоях, привесах, а также о работниках, сорвавших работу, и об ударниках труда упомянуть (люди тогда были совестливые и ответственные, провинившихся коли стыдили, то они за ум брались). Все это вписать и разместить в ежедневной «Молнии». Информирование населения о деятельности совхоза, а также рисование плакатов с лозунгами, с призывами во славу труда входило в обязанности клубных работников. Но нарисовать – это еще не все, нужно и на рамы натянуть, а после, сев на трактор, развезти по поселкам: в Таловку, Шилово, Сергеевку, Савельевку, даже на выпаса, и обязательно устроить выездной концерт, где в композициях будет прославляться труд простого советского человека. Вот так и шли будни: организационная работа днем, вечером – репетиции. Хорошо, что односельчане соглашались участвовать в самодеятельности, хотя забот у всех хватало и дома, и на работе. Сейчас же больше все за компьютером сидят, закрывшись на все замки. Кроме этого, поскольку всегда была в курсе всех событий и знала не понаслышке о проблемах нашего села, несколько раз избиралась депутатом Амыльского сельского Совета и старалась по мере возможности решить какие-либо вопросы. Возвращалась домой по темну, ведь перед уходом нужно еще обойти все помещения клуба, проверить каждый уголок. Сложная работа, требующая каждодневной самоотдачи, но в то же время интересная – всегда в общении с людьми. Она никогда не жаловалась на большой объем занятости, ей эти заботы были по сердцу. О сцене также не забывала. Исполняла русские народные композиции, о Родине, любовных страданиях и надеждах. С Марией Карловной Галкиной выступали дуэтом, солировали в хоре, могли и вступить и быть на подхвате, и сгладить, если что-то пошло не так. И при этом специального образования у нашей героини не было. Два раза поступала, сдавала экзамены, а когда подходило время ехать на сессию, то одно, то другое происходило: то нужно было готовиться на районный смотр художественной самодеятельности, то в хозяйстве пополнение случится. В общем, не вышло получить профильное образование, все на своих способностях вытягивала. Еще ей нравилось декламировать стихи, и так это у нее душевно выходило, что зрители не сдерживали слез, особенно когда она читала о войне. Однажды ее исполнением «Художественное слово о партии» открывался смотр районных творческих коллективов, проходивший в Шушенском. Хорошие тогда и песни, и фильмы были. «Не отрекаются, любя» Тамары Гвердцители; «Старинные часы», «Эти летние дожди» Аллы Пугачевой; «Ночь светла», «Гляжу в озера синие» Тамары Синявской и много-много других замечательных мелодий находили отклик в сердцах селян. Не все из них исполнялись со сцены, а вот для души всегда раздавалась по окрестностям села «Нежность» Анны Герман – ее любимая композиция до сих пор. Но сейчас Мария Архиповна Тимошенко не может ее воспроизвести, хотя голос остается таким же четким и громким, как в молодости, когда она поражала его чистым звучанием своих односельчан. Теперь, слишком больно даются слова: «опустела без тебя земля», она осталась без опоры – не стало супруга. – Вообще, говорят, кто поет – в личной жизни счастлив не бывает. Спустя годы понимаю – это действительно так. Если ты любишь и отдаешь всю себя беззаветно до умопомрачения, то чему-то одному: или человеку, или работе. Не мне гневить судьбу. Жизнь сложилась хорошая, двоих детей вырастила. Я богата родными – четыре внука и четверо правнуков. Все замечательные выросли. Сейчас уже не могу выступать, но после выхода на пенсию еще 20 лет участвовала в художественной самодеятельности, уже ноги болели, а все равно не могла без клуба, без своих любимых зрителей. Со столькими замечательными людьми свела судьба, благодарна всем своим односельчанам за то, что они есть, и дай им бог здоровья.